Погладить манула

Как специалисты из Сибирского экологического центра искали в Казахстане палласового кота.

В 2013 году эксперты Сибэкоцентра организовали экспедицию в Восточный Казахстан, чтобы узнать побольше о распространении манула. Ну и, конечно, каждый из ее участников втайне, да и вслух, мечтал увидеть и самого героя, хотя бы издалека и одним глазком – в бинокль или подзорную трубу, тут уж не до погладить. Ведь реальность на самом деле такова, что манул даже в силу своих биологических особенностей – редкий хищник. Благодаря своему образу жизни и маскировочной окраске его нелегко заметить вообще, не говоря уже о том, чтобы заметить летом – среди кустарников и колышущихся на ветру трав. Я же, полагаясь на свой предыдущий опыт в исследовании манулов, надеялась только на три вещи – на принцип «кто ищет, тот всегда найдет» и на «удачу новичка». Новичков было несколько.

Удача новичка

Путешествие ожидалось длинное – ведь нам предстояло проехать от северных предгорий Восточного Казахстана до северного берега Балхаша. По дороге мы опрашивали местных жителей, обследовали манулопригодные биотопы и устанавливали специальное оборудование для изучения животных – фотоловушки. Датчик, встроенный в фотоловушку, реагирует на движение зверей, и, когда те проходят мимо камеры, она их фотографирует. В результате можно получить кадры редких видов животных, которых встретить в природе чрезвычайно трудно.

Наш маршрут проходил от Семипалатинска через гранитные массивы Кокентау, Догалан, горный массив Чингизтау. За Аягозом мы, минуя останцовые горные массивы Улькен-Когильдир, Кишкине-Когильдир и Кугунь, пересекли предбалхашскую равнину и выехали к побережью Балхаша и невысоким мелкосопочным массивам к северу от него (в частности Шубартау).

Первые упоминания о мануле, случаях удушения их пастушьими собаками появились в окрестностях гор Догалан, одного из небольших изолированных гранитных массивов к северу от Чингизтау. На одной из стоянок нам показали и шкуру убитого собаками молодого манула. По-видимому, гранитные останцы – подходящее место для обитания этой кошки в этой части мелкосопочника.

Проезд вдоль северного фаса Чингизтау – от поселка Караул через горы Кара-Адыр, представляющие собой невысокий мелкосопочник с небольшими скальными обнажениями, – не дал столь радужных результатов. Складывалось впечатление, что для манулов он не столь привлекателен, как гранитные останцы. После посещения очередной стоянки, на которой нам вновь ответили «нет», удивленно разглядывая кота на плакате, мы решили обследовать заброшенную зимовку с разваленной кошарой. Одного из участников экспедиции как исследователя жуков и прочих мелких тварей зимовка привлекла наличием тут и там валяющихся трупов скота. Мы тоже разошлись обследовать покосившиеся строения.

Через пару минут из кошары донесся крик студента из Караганды Келгенбека: «Манул! Тут манул!». «Шутишь!», – крикнула я ему в ответ. Но, правда, в дальнем углу кошары лежал, увы, труп манула. Вот вам и невпечатлительные горки Кара-Адыр. В общем, новичкам везет, хоть и отчасти...

Кстати, в 2009 году, когда мы также работали в Восточном Казахстане – изучали редкие виды пернатых хищников, с нами был студент из Усть-Каменогорска. Однажды мы с ним пошли обследовать скальные ниши, подходящие для обитания филина. Убегающего манула Артем заметил первым, хотя никогда его не видел в природе. С тех пор я люблю, когда рядом те, кто еще ни разу не встречал манула, – шансы почему-то увеличиваются.

Самым сложным при общении с местными жителями было определить, о чем идет речь. Люди сообщали и о рыси, и о дикой кошке, и, возможно, о мануле, упоминая различные названия этих зверей. Немного помогали внести ясность в определение встреченного зверя фотографии, которые мы специально подготовили, а также перевод вопросов на казахский язык, за что мы благодарны Келгенбеку.

Не щелкай клювом

Для того чтобы установить фотоловушки, пришлось облазить немало горок и скал, чтобы найти подходящее место. Где скорее всего пройдет зверь? Почему его больше привлечет этот путь, а не тот? Как установить камеру, чтобы она работала наиболее эффективно? Поскольку количество фотоловушек было ограничено, приходилось жертвовать одним местом в пользу другого и... вновь надеяться на удачу.

Наконец все камеры расставлены, мы купаемся в еще холодных водах Балхаша – первые дни июня. Впереди обратный путь. Этот путь мы решили проехать по-другому – через восточный край Карагандинской области – обследовать неизвестную нам территорию и, где возможно, также опросить местных жителей.

Одно из мест ночевок было выбрано водителем – он издалека заметил симпатичную скалистую горку и повез всех туда по еле заметным, заросшим травой и даже кустарником, давно неезженым дорогам. Как обычно, после остановки машины я взяла пару камер, чтобы установить их хотя бы на одну ночь – а вдруг повезет – и ушла вдоль скального склона, чтобы успеть до темноты. Утром мы отправились обследовать окрестности, по пути снимая камеры. На первой ничего, на второй – птенец филина! Идет в сторону камеры. Заглядываю за камень, на котором была установлена фотоловушка, – да вот он – лежит, затаился. Оказывается, ночью он спустился сюда и залег. Уже умея перелетать, он слетел, испугавшись нас, вниз по склону, а мы продолжили путь, теперь уже в поисках гнезда филина, а, возможно, и других филинят. Искали мы их недолго, я почти наступила на обоих, притаившихся среди кустарников и камней – оба угрожающе щелкали клювами. Ну что же, филинята – это тоже неплохо, о чем я и начала повествовать попутчику. Я рассказала, что манулы и филины чем-то похожи, например, окрасом, а также выбором мест для жизни, умением затаиваться. И возможно, где-то тут неподалеку живут и манулята – ну, например, вон в той скале напротив. Но только они намного раньше тебя заметят и скроются и уж, конечно, не будут щелкать клювами, когда ты почти на них наступишь… Однако это был не конец истории. В расщелине под той самой скалой поселился барсук. Весной он прочищал свои владения и выгреб немало земли и камней наружу, в том числе и... череп манула. Так что в моем рассказе было немало правды.

Старик и манулы

На одной из скотоводческих стоянок хозяин, взглянув на наш плакат с манулом, молча повел нас в летнюю кухню. На стене, прямо напротив двери, висела шкура кота. По словам чабана, манула задавили зимой собаки. Хозяин усадил нас, и не менее часа мы вели странную беседу – о том, почему эта кошка не может приносить вред домашнему скоту. К сожалению, чабан остался при своем мнении: что манулы нападают на скот, в том числе на коров и коней, вгрызаясь им в шею, и сколько он будет встречать этих кошек, столько будет их убивать за это. Напрасно мы говорили ему о том, что манул охотится на мелких млекопитающих – пищух и грызунов главным образом. Конечно, есть вероятность, что кошка будет яростно обороняться или даже нападать, чтобы спасти своих детенышей, но это исключительный случай. Хочется надеяться, что мы уменьшили желание старика убивать манулов.

Также выяснилось, что к северу от Балхаша встречается другой вид мелких кошачьих – степная кошка. Шкуру этого животного мы обнаружили в одном из аулов в марте 2012 года в пойме реки Аягоз. О встречах с дикими кошками размером с крупного домашнего кота (мэлин) нам сообщали жители многих скотоводческих стоянок. По-видимому, этот вид проник далеко на север вдоль речных долин, вплоть до горного массива Чингизтау. Конечно, требуются дополнительные доказательства обитания этих кошек в этих местах. Но уже сам факт интересен, поскольку официально считается, что степная кошка не обитает севернее Балхаша.

К сожалению, за лето ни одного манула в фотоловушки не попалось (мы проверили все в сентябре). Может быть, как раз потому, что этот зверь чрезвычайно редок в этих местах и очень скрытен. Из других животных, помимо обычных лисы, волка, степного хоря и ласки, фотоловушки зарегистрировали и виды, занесенные в Красную книгу Казахстана: горного барана (архара казахстанского мелкосопочника), каменную куницу и перевязку.

Исследование манула в Восточном Казахстане продолжается. Если у вас есть какие-то сведения о мануле и других диких кошках, то будем очень признательны, если вы расскажете об этом: сообщите в редакцию журнала «Ветер странствий» или напишите координатору программы по изучению и сохранению манула Сибэкоцентра по адресу: yazula@yandex.ru.


Межрегиональная благотворительная общественная организация «Сибирский экологический центр» (МБОО «Сибэкоцентр») была создана с целью охраны окружающей природной среды, объектов и территорий, имеющих важное природно-историческое и природоохранное значение, сохранения и изучения дикой природы, редких и находящихся под угрозой исчезновения видов и их мест обитания, развития правовых и социально-экономических механизмов оптимизации природопользования, формирования экологического мировоззрения граждан и вовлечения в активную природоохранную деятельность широких слоев населения. «Сибэкоцентр» работает в Новосибирской области, Алтайском крае, Республике Алтай и других регионах России, а также в Казахстане.


Манул

Когда в XVIII веке знаменитый немецкий и русский ученый-энциклопедист, естествоиспытатель, географ и путешественник Петер Симон Паллас открыл миру манула, он и не подозревал, что эта дикая кошка – одна из самых древних прародительниц современных представителей семейства кошачьих. С глубокой древности манул почти не изменился, и мы имеем редкую возможность лицезреть его почти таким, каким он был 12 млн. лет назад. Нельзя сказать, что манул обладает привлекательной внешностью, скорее он похож на сердитого не в меру толстого кота, который очень недоволен окружающей действительностью.

Однако не стоит впадать в заблуждение и думать, что этот неповоротливый комок шерсти совсем уж ни на что не способен. На самом деле вес манула всего 2-5 кг, а в длину его тело редко превышает 60-70 см, чем он очень походит на домашних котов. Отличается же он от своих одомашненных собратьев несколько расплюснутой формой морды, окаймленной пушистым мехом, короткими толстыми лапами и хвостом, плотным телосложением и повышенной мохнатостью. Длина меха манула, который обычно светло-серого или пепельно-рыжего цвета, достигает 7 см, а самые кончики волос у него белые, что при движении создает легкий эффект мерцания. Именно мех зрительно увеличивает манула в объеме, что закрепило за ним славу этакого толстяка кошачьего мира.

В мире насчитывается три подвида манулов, каждый из которых имеет свой оригинальный окрас:
Otocolobus manul manul (номинальный, или сибирский манул, известен с 1776 г.), который обладает типичным светло-серым окрасом, встречается на большей части ареала обитания, хотя более часто замечен в некоторых регионах Сибири, Монголии и Китае.
Otocolobus manul nigripecta (тибетский манул, известен с 1842 г.) с более темным окрасом, который зимой превращается в серебристый. Встречается в Непале и на Тибете, в северных регионах Пакистана и Индии, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане).
Otocolobus manul ferruginea (среднеазиатский манул, известен с 1928 г.) с рыжеватым окрасом меха и довольно ярко выраженными красноватыми полосками. Его можно встретить в Иране, Афганистане, Туркмении, Узбекистане, Таджикистане и других странах Средней Азии.

Манул нарушает обет одиночества раз в год, когда вступает в брачный период. С февраля по март самцы пытаются завоевать сердца самок, причем происходит это обычно с большим шумом и драками. Но потомство кошки выращивают одни – коты совершенно не интересуются судьбою собственного потомства. Самка вынашивает детенышей в течение двух месяцев, после чего их у нее появляется от двух до шести, реже больше, которые весят не более 70-100 граммов. Заботливая мать старательно оберегает их, кормит и готовит к первой охоте, которая случается примерно в возрасте трех месяцев. Через шесть-восемь месяцев после рождения котята превращаются во взрослых кошек и уже ничем не отличаются от своих родителей.

Кстати, изображение этого животного украшает несколько серий, а также отдельных марок, выпущенных в Монголии, Таджикистане, Азербайджане, Кыргызстане, Бенине. Присутствует мордашка манула и на марках, посвященных редким видам животных, которые выпустила Организация Объединенных Наций. В Туркмении даже выпустили памятную серебряную монету номиналом 500 манат, на одной стороне которой изображен манул. А в конце 2012 года манул получил наивысшее признание, став официальным талисманом Московского зоопарка.


Текст: Анна Барашкова, Новосибирск (Россия)

Фото автора, а также Марии Грицына, Вадима Кирилюка, Ильи Смелянского

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору