Марал – благородный олень на горном Алтае

Во времена аристократии и гербов многие высокие дома выбирали себе изображение благородного оленя. Этому животному приписывались лестные для знати качества – гордость, доблесть, статность, быстрота и угроза острых рогов, да и ассоциации сразу возникают с кем-то крупным, красивым и воедино слитым с природой.

«Благородный олень» – не просто аллегория, а название вида. Подвидом является марал, распространенный на Алтае, и в Казахстане в том числе. Это крупный и сильный зверь, рост взрослого самца достигает 160 см, вес – до 400 кг. Самки, традиционно, миниатюрнее самцов.  Шерсть у маралов серо-бурого цвета, после весенней линьки – рыжевато-красная.

Хотя маленькие маралята в свои первые дни совершенно беспомощны (весь первый месяц олененок не бегает от врагов, а пользуется только способностями к маскировке – они способны затаиться в укромном месте и лежать там сутками), взрослые животные вспыльчивы и агрессивны; самцы часто сражаются между собой, маралухи в период воспитания потомства бросаются даже на довольно крупных хищников, отгоняя их от своих оленят. При этом эти звери очень боятся человека, и при появлении человеческого запаха дикие маралы сразу уносятся вдаль. Могут и оставить оленят, до того непреодолим их страх перед людьми. Он вполне объясним как текущей ситуацией, так и экскурсом в историю.

Самые «глубокие» исторические корни сведений о марале – первый отчет о наличии такого животного в горах – предоставил Паллас, путешествующий по Алтаю во второй половине XVIII века.

Между тем, есть предположения, что прежде маралы обитали преимущественно на равнинах, но ко времени визита Палласа переместились на Алтайский хребет, вытесняемые с равнин людьми.

Чаще всего маралы встречаются в средне-горных участках, покрытых лесом или лесным подростом (места гари и вырубки), перемежающихся полянами и безлесными склонами гор. Вырубки и гари – хорошее место для пропитания – в таких участках появляется обильная трава и подрост лиственных деревьев, что и привлекает маралов. Вышедшим из лесостепи оленям лес служит укрытием, а луг – местом выпаса. Предпочитаемый маралами лес – осветленный сосняк с травянистым покровом, но и в других лесах эти животные также водятся, например, на Тянь-Шане их место обитания – ельники с полянами.

Зимой звери спускаются в среднегорье и ниже, где снег не бывает таким глубоким, как выше. При этом самки с телятами обычно постоянно держатся ниже, чем взрослые быки, любящие заливные высокогорные луга. Такие сильные самцы спускаются к подругам только осенью, к моменту гона. После его прошествия самцы зачастую покидают самку с молодняком, реже образовываются смешанные стада.

По типу «семьи» маралы образовывают «гаремы» – один олень и три-четыре оленухи. При этом отношения в них очень «демократичны» – самец не возражает желанию и переходу самки в другой «гарем».

В наши дни область распространения марала охватывает только половину территории горного Алтая, т.к. в течение двух последних столетий популяция маралов сокращалась примерно на четверть в каждом. Причина банальна: марал – центральный объект охоты местного населения. Статистические данные утверждают, что в 80-90 годах прошлого века в маральниках содержалось в два раза меньше животных, чем регистрировалось убитыми ради шкур, мяса, и, конечно, используемых в народной медицине пантов – неокостеневших молодых рогов. Размеры убоя зачастую превышали размеры ежегодного прироста популяции, что закономерно привело к опасности исчезновения марала как вида.

Люди спохватились, и уже в начале 20 века число маральников резко возросло, в 1923 г. добыча маралов была запрещена Советским правительством. Но на ситуацию это повлияло мало – охота на маралов продолжалась, уйдя в криминальную область браконьерства. Немало оленей отлавливали и для новых маральников. В 30-х годах был создан первый алтайский маралий заповедник, и его работа, а также ВОВ, во время которой людям стало не до охоты, позволили численности маралов снова прирасти. Но ненадолго: в 1951 году заповедник был ликвидирован, а объемы браконьерства резко возросли, и за несколько последующих лет маралы опять попали под угрозу исчезновения. В качестве спасительной меры по инициативе ученых был принят пятилетний запрет на отстрел маралов, и с 1967 года на территории отжившего свое заповедника был создан новый.

К настоящему моменту, благодаря его работе, марал уже не относится к исчезающим видам, но проблемы сохранения популяции остаются актуальными. Кроме браконьеров, численности маралов вредят и затяжные снежные зимы последних лет (конец 20 века и начало 21), отчего пало до 30% всего алтайского поголовья. Обессиленные от голода звери (снег слоем больше 50 см затрудняет добычу корма) утопают в глубоком снегу, а тут нередко поспевают люди, убивающие ослабевших маралов даже не для добычи, а лишь из «спортивного интереса». К сожалению, понятие «спорта» у многих весьма расплывчато, и подлость губить беспомощное и не способное к сопротивлению существо уже не всем очевидна.

Кто-то калечит, а кто-то наоборот – как ни неоднозначно пантовое мароловодство, у содержания маралов в заповедниках и зоосадах имеются заслуги перед природой – в диких условиях маралы живут 12-14 лет, в неволе, окруженные заботой человека, могут дожить до 25-30 лет.

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору