Затерянный мир на окраине Алматы

Текст: 

Есть одно уникальное место под Алматы, которое является островком царства девственной природы, почти в черте полуторамиллионного мегаполиса. Поэтому складывается такое ощущение, что оно находится в параллельном пространстве. Оно, словно Шамбала, закрыто для людей с плохими намерениями. Хотя, если вы настроены на волну чистых помыслов, туда добраться довольно просто.

На краю жилого сектора верхней части города, по старинке называемом плодхозом МВД, есть поворот вверх через квартал от магазина «Ак-Бота». Здесь начинается дорога, которая ведет в большую долину. Раньше она была частью садового хозяйства совхоза «Алатау», а после 1936 года вошла в охраняемую государством заповедную зону. Сейчас это – особо охраняемая территория Иле-Алатауского национального природного парка, предназначенная, по словам лесника Бегембетова Белдика, для воссоздания исчезающих видов животных. Поэтому при въезде в ущелье стоит КПП с воротами и охраной.

Поэтому там нет ни кафе, ни ресторанов, ни каких-либо зон отдыха, как в ущельях Малой и Большой Алматинок. Так, благодаря статусу особо охраняемой территории, образовалось воистину заповедное место внутри Иле-Алатауского национального парка. Это рай для истинных любителей пеших прогулок среди дикой природы. Такие люди никогда не оставляют после себя мусор, не ломают деревья, не шумят в горах, и лесники к ним не имеют никаких претензий.

Пройдя КПП, километра четыре вы будете идти по довольно хорошей дороге, плавно поднимающейся по широкой долине справа от реки Аспантай. С обеих сторон возвышаются живописные холмы, по которым буквально плачут кисти художников-импрессионистов типа Сезанна, Моне и Ван Гога. Холмы, охристо-желтые с юго-западной стороны, и заснеженно-белые – с северо-восточной, словно разлинованы рядами фруктовых деревьев. Справа и слева от дороги раскинулись старательно ухоженные яблоневые сады. Видя огромные яблоки, гроздьями усыпавшие кроны деревьев, можно воочию убедиться, что возрождение знаменитого и уникального сорта «Апорт» претворяется в реальность.

По мере приближения к хребту Айдар, возвышающемуся над городом от Большой Алматинки до Малой, растительность приобретает все более дикий характер. Там, где будет начинаться гребень Елана, отрог Айдара, уже встречаются первые елки. В этом месте дорога поднимается круче и идет серпантином. Перед спуском, у развилки, вам встретится большой билборд, который возвестит, что отсюда начинается ущелье Абдрахман сайы и обход № 1 инспектора Каменского лесничества Бегембетова Кайрата.

С лесником Кайратом я познакомился года два назад, встретившись с ним во время одной из своих горных прогулок. И только недавно он мне рассказал, что ущелье это названо так в честь его отца, портрет которого изображен на билборде. Оказывается, он тоже был лесником, и добросовестно проработал в лесничестве около пятидесяти лет. А раньше ущелье, как и речка, бегущая по его дну, носили неблагозвучное имя «Поганка». Это связано с тем, что некоторые места у берегов речки заболоченны. Там и сейчас любят принимать ванны кабаны.

По словам Кайрата, сказанным несколько лет назад, в этом ущелье также проживали медведица с двумя медвежатами и один взрослый самец. При встрече этой осенью он сообщил, что медведей стало больше. Еще он сказал, что они питаются, в основном, вегетарианской пищей: малиной, бояркой, шиповником, яблоками и разными кореньями. Но могут, при случае, поймать и елика на обед. Волки же (так они тоже здесь есть?!) – плотоядны до мозга костей: основной пищей для них являются дикие свиньи и косули.

А с недавних пор в этих местах завелись и благородные олени – маралы. Вот насчет рыси сказать что-либо сложно. Да, кстати! Прогуливаться в этом ущелье, особенно зимой, рекомендуется до наступления сумерек. Дабы избежать нежелательных встреч с голодными волками. Конечно, случаев нападений серых хищников на человека там еще не замечалось, но лучше, чтоб их и не было. Так что, если вы надумаете забрести в эти края, начинайте двигаться по маршруту с раннего утра, чтобы выбраться отсюда до наступления темноты. Раньше нередко мне приходилось запаздывать и одному спускаться по лесистым склонам вниз после наступления сумерек. Теперь уже, после рассказа о волках, больше не хочется.

Если следовать ближе к лесистому хребту Айдар по верхней дороге, там будет обход № 1 Бегембетова Кайрата, а если по нижней – то будет обход № 2. За него ответственен брат Кайрата – Бегембетов Белдик. С ним я тоже познакомился несколько лет назад. Это от него я узнал, что речка Аспантай раньше называлась Поганкой.

Белдик совершает обход на небольшой, ростом с высокого пони, лошади пегой масти. Алтайской породы, по его словам. Интересно, что еще древние китайцы отмечали, что на Алтае живет народ «Бома», то есть те, кто ездит на пегих лошадях. Что народ этот светловолос и светлоглаз, но по языку отличается от соседних блондинистых племен. Может, то были родственники древних кельтов? Ведь у их современных представителей – шотландцев, ирландцев и бретонцев тоже есть пего-пестрые лошади и пони. Я поделился своими гипотезами с Белдиком, и нашел живой отклик, поскольку, как оказалось, он тоже интересуется историей миграции и происхождения различных этносов. Это выяснилось за дастарханом в его доме, куда он меня пригласил на чашку чая. Дом этот расположен слева от берега Аспантая. А кордон Кайрата – справа, между речкой и дорогой, если идти вверх.

Выше заимок лесников дорогу обступает сказочная дубовая роща, перемежающаяся с яблоневыми садами. Дальше дорога будет петлять из стороны в сторону, и вверх и вниз, повторяя повороты реки и ущелья, в окружении всевозможных видов деревьев, невиданным образом перемешавшихся между собой. Это и дубы, и яблони, ивы и ели, клены и сосны, боярышник и клен, осина и рябина, тальник и березняк.

Одних только сортов яблок сколько! Например, перед Сашиным гребнем, ответвляющимся от хребта Айдар, и окаймляющим ущелье слева, примостился Апортовый сад. Он защищен от всяких непогодных явлений Парадной дубравой, заботливо окружающей его со всех сторон. Далее, перед Лешкиным бором, состоящим из плотно посаженных молоденьких сосен, расположился садик с кандилем. А некоторые яблони ранета и других сортов растут вперемешку с дикими елями уже на нижних участках склона самого хребта Айдар.

Удивляешься тому, с какой любовью и умением много лет назад было засажено столько деревьев разных пород. Спасибо Абдрахману-ага, посвятившему этому пять десятков лет своей жизни, и всем другим людям, способствовавшим созданию и сохранению такого дивного места. Конечно же, спасибо и сыновьям Абдрахмана-ага, Бегембетовым Белдику и Кайрату, благодаря которым этот затерянный мир Каменского лесничества сохраняет свою дикую и девственную чистоту в настоящее время.

Да, чуть не забыл об истории, которую мне рассказал Кайрат. Где-то в году 1992 эти заповедные места посетил президент республики. Насладившись прогулкой в красивейшем ущелье, он спросил у инспектора лесничества, а именно у Кайрата, какие пожелания у него есть. Тот попросил Нурсултана Назарбаева, чтобы он посодействовал тому, чтобы это ущелье не трогали. Пусть, мол, сохранится уникальный животный и растительный мир этого уникального уголка природы.

«Я потом даже переживал, – вспоминает Кайрат, – уж больно резко я как-то это ему сказал. А с другой стороны, вот уже сколько лет прошло, во многих местах всякие строительства разводят, а нас, тьфу-тьфу, не трогают. Так что за это президенту – большое спасибо!».

Вот какое место есть на окраине большой Алматы, представляющее из себя уникальное сочетание культурных и диких яблоневых садов и девственного горного леса, состоящего из елей, сосны, берез и многих других растений. Затерянный мир в черте города, где обитают дикие медведи, маралы, косули, волки, кабаны и другие животные.

Да, действительно поражаешься, насколько хрупко то равновесие, которое установилось между миром дикой природы и полуторамиллионным мегаполисом. Город уже совсем вплотную подступил к заповедным местам. Все-таки, по словам Кайрата Бегембетова, от его кордона до самой верхней городской улицы всего 5,5 км!

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору