Триумфальное возвращение осла

Все мы любим лошадей. Даже те из нас, кто вообще никого не любит. Конь – животное гордое и красивое. Но роль его в истории, если разобраться, почти всегда сопряжена с разрушением, грабежом и насилием. Его резвость идеальна для стремительного кавалерийского наскока и быстрого ускока, он хорош на парадах и в забавах элиты.

Рабочей лошадкой человеческой цивилизации по праву может считаться вовсе не лошадка. А осел. Трудно представить себе более безобидное, безропотное и трудолюбивое существо, нежели этот вислоухий спутник нашей эволюции. Одомашненный одним из первых (в 5 тысячелетии до нашей эры), он никогда не использовался в военных атаках. Потому что завидев грозную армию завоевателей, несущихся верхом на ишаках, завоевываемые сразу же полегли бы со смеху. И завоевывать было бы уже некого, война утеряла бы свой смысл. Не говорю уж о памятниках, которые пришлось бы возводить завоевателям. Чингисхан на вздыбленном осле. Представили?

Если конь всегда был первейшим товарищем богатырей, рыцарей, странствующих разбойников и прочих героических харизматиков, то осел стал верным спутником мудрецов, хитрецов и философов. Знаменитый суфийский весельчак Ходжа Насреддин немыслим в отрыве от своего доблестного ишака. Как и другой юморист прошлого – Алдар Косе.

Показательна и мудрая Библия. Лошадь мелькает в ней весьма и весьма фрагментарно. В основном, когда дело касается любовно-мистической лирики и нужно найти верный эпитет возлюбленной. Тогда ее и сравнивают с кобылицей в колеснице Фараоновой. Более того, коневодство на израильщине вообще-то не приветствовалось, а заповедь «не умножать себе коней» прозвучала из уст самого Господа, как предостережение.

Осел же был для древних евреев символом процветания и богатства. Недаром именно на ослице въехал в Иерусалим торжествующий Христос. А другая ослица, Валаамова, заговорившая человечьим языком, стала символом всесилия Создателя.

Если сравнить душевные качества коня и осла, то выяснится несомненное превосходство последнего. Верный конь может спокойно щипать траву, равнодушно отдаляясь от умирающего хозяина. Осел же по преданности может сравниться разве что с собакой.

«Ишак везет вьюк почти такого же веса, как лошадь; он хорошо ходит по горам, не боится холода и сырости, очень невзыскателен в отношении подножного корма», – это авторитетное мнение академика Обручева, пропутешествовавшего на ослах много лет и преодолевшего с их помощью десятки тысяч верст азиатского бездорожья. Гибель любимого осла в слюнявой пасти урумчийского волка стала для путешественника большим потрясением.

Социализм отчего-то решил покончить с ослами как с классом. Когда в разгар Застоя я, собравшись путешествовать по Средней Азии подобно Насреддину, пришел на чимкентский скотий базар купить себе верного Хасана, торговцы подняли меня на смех и даже оскорбились моим запросам. «Тебе нужен ишак? Вон иди в поле, их там много бегает, поймай себе любого».

Ныне, с повсеместным падением социализма, ослы – вновь необходимы и востребованы. Опять наступило их время. Потому что когда налетает стихия (хотя бы – рыночных отношений), горожанин ищет, чего бы продать, а селянин хватается за любую возможность заработать на жизнь. Самая бескорыстная и безропотная поддержка приходит, вот уже восьмое тысячелетие, все от одного и того же персонажа нашего окружения. От осла.

Единственное, чего я не могу понять и объяснить, – почему мы так несправедливы к самому верному из наших доброхотов. Называя друг друга ослами и ишаками, собственно, кого мы хотим оскорбить и принизить?

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору