Есть диплом на балет…

Наталья Гончарова – заслуженная артистка РК, посвятившая искусству балета всю свою жизнь– двадцать лет провела на сцене прима-балериной, танцевала все ведущие партии во всех балетах. После она занялась преподаванием. Общий преподавательский стаж Натальи Львовны – около 50 лет!

Мир балета – обособленное пространство, живущее по своим строгим канонам. Чем живет и дышит балетное образование сегодня, рассказывает учительница самого Булата Аюханова. Наталья Львовна Гончарова, известная в Украине, России, на Северном Кавказе, работала во Франции, Италии и Ираке. После завершения карьеры на сцене она занялась преподаванием, сначала в алматинском хореографическом училище, а потом и как профессор кафедры хореографии при Академии искусств им. Жургенова.

– Наталья Львовна, вы работаете преподавателем уже очень давно. Скажите, есть разница между сегодняшней молодежью и теми, кто приходил в балет раньше?

– Конечно, все поколения отличаются. Про сегодняшних молодых людей могу сказать одно – главная их проблема в том, что они совершенно не приучены читать. А ведь введенная у нас кредитная технология подразумевает очень много самостоятельной работы. Наш факультет имеет две специальности – режиссер-хореограф и педагог-хореограф. Вторая специальность, в свою очередь, подразделяется на две специализации: просто педагог-хореограф и педагог спортивного бального танца. Теперь представьте, например, наших студентов, стремящихся стать режиссерами. Они ведь должны владеть всеми жанрами искусства вообще, у них должен быть очень широкий кругозор, для всего этого надо читать элементарно хотя бы классику. А они приходят «нулевые». И когда приходит время изучения мирового театра – есть такие предметы, – история мирового театра, история хореографии, история костюма – у них просто не хватает терпения на внимательное изучение материала. В лучшем случае прочтут краткое содержание.

– То есть падает общий уровень образованности?

– Да, есть такая проблема. Дело в том, что у нас – чисто профессиональный факультет, куда мы должны принимать людей, которые уже имеют специальное начальное образование. У них должна быть школа, база, на которую мы опираемся. А последнего зачастую нет, так что мы за четыре года обучения проходим с учениками чуть ли не начальную школу, и параллельно изучаем специальные предметы.

Хотя, конечно, есть и сильные студенты. Например, у нас в Алматы есть хореографическое училище им. Селезнева. Там готовятся именно исполнители. Они учатся там 8 лет с 10-летнего возраста, и получают специальность «артист балета» или «артист ансамбля народного танца». После, поступая сюда, они приобретают специальность педагога-хореографа, и, таким образом, у них идет последовательное обучение. То же касается ребят из нашего эстрадно-циркового колледжа – там тоже готовят хорошо, или из училищ Уральска и Семипалатинска. То есть учащиеся проходят у нас все то же, что уже изучали, но познают именно методику исполнения движения.

А вот когда приходят студенты без специального образования – нам очень сложно. Все зависит только от их стараний и усердия. В разных регионах и городах Казахстана есть всяческие колледжи искусств. Там ребята получают какие-то азы, но этого все равно мало. Еще к нам поступают те, кто просто танцевали когда-то в детских коллективах, в основном также на педагога-хореографа. На спортивно-бальные танцы поступают иногда и просто люди «с улицы». А ведь у нас вся терминология движений идет на французском языке… Когда называешь движение, и видишь, что они понятия не имеют, о чем идет речь – это очень грустно.

– Как проходит внедрение кредитной технологии и прочих инноваций?

– Что касается новой системы образования – она имеет очень много плюсов, слов нет. Хотя мы к ней пока еще не привыкли. Но есть и минусы, которые предстоит учитывать в будущем. Дело в том, что не все параметры кредитной технологии подходят к нашим специальностям. В основном это касается режиссеров-хореографов. Ограниченное количество часов: 15 недель – первый семестр, 15 – второй, не ко всем предметам применимо, ведь некоторые из них должны проходить постоянно, циклично. Во-первых, это тренировка, во-вторых – вырабатывание правильности исполнения движений. Вся программа рассчитана на последовательное изучение каждого движения. Потом эти движения усложняются, повторяясь – должна быть непрерывность.

Или есть предметы, у которых очень мало кредитов. Есть классический танец, который идет 12 часов в неделю, по 2 часа в день. Нам его сокращают – 6 часов в неделю, но этого мало, ведь сама программа осталась прежней.

Кроме того, кредитная система подразумевает, что некоторые предметы идут выборочно, но этот аспект нам не подходит. Чтобы стать высококвалифицированным специалистом, необходимо изучать все предметы, которые у нас есть. Сегодня базовые предметы у нас записаны как основные, а остальные идут в качестве компонента по выбору, но, по сути, этого выбора нет. Например, теория и методика классического танца – обязательный предмет, а бальный танец, теория и методика восточного танца – дополнительные, но студенты все равно, как будущие педагоги, обязаны все это знать. Думаю, решение всех этих моментов – просто вопрос времени.

А вот явные плюсы кредитной системы – это посещаемость и отработки. Система оценивания расписана предельно конкретно. Еще есть 2 рейтинга, так называемый рубежный контроль – это тоже очень хорошее нововведение, студенты становятся более дисциплинированными. Раньше многие рассчитывали «прорваться» на экзамене, халтурили весь семестр. Сейчас этот вариант не пройдет – если рейтинг низкий, а экзамен сдан на «отлично» – итоговая оценка все равно выходит низкой. Так что приходится работать.

Вообще инновации – великое дело. У нас есть одна выпускница, магистр, Алия Таныкпаева. Она работает в Европе, поэтому магистратуру проходила… по скайпу. И экзамены сдавала так же, приехала только на защиту дипломной работы.

– А что вам, как преподавателю, особенно запомнилось, показалось ярким и необычным опытом?

– О, это забавная история, связанная с другим факультетом. Сейчас я также преподаю на театральном факультете, у актеров, веду предмет «танец». Актеры поразительно отличаются от наших студентов. Они умеют петь, они играют, у них свои таланты. Но вот танцевальной подготовки у них совсем нет. И приходится работать с ними, как с маленькими детьми, все объяснять с нуля. Проходим азы, чтобы они были более пластичными. У многих вообще нет координации движения, они совершенно не понимают, как вообще работают их тела. И самое интересное в них – это непосредственность. Мы наших ребят учим всю жизнь, что они должны при встрече поклониться педагогу балетным поклоном, нельзя перед педагогом пробежать, нельзя выйти впереди педагога к зеркалу, и еще много чего. У актеров этой подготовки и вообще подобной балетной этики нет. Заходишь в зал – а они все начинают кричать: «Здравствуйте! А мы соскучились!!!». Это непривычно и забавно. Зато они очень стараются, и смотрят на тебя так, словно ты открываешь им иной мир, и вообще демонстрируешь нечто магическое.

– Вообще молодежь сегодня настроена на обучение?

– Честно говоря, молодежь настроена на то, чтобы получить диплом. Хотя есть 30 процентов студентов, которые хотят учиться, и вкладывают в это душу. А вот 70 процентов – только ради «корочки» пришли. Наверное, дело в менталитете – мы привыкли, что у человека обязательно должен быть диплом о высшем образовании. Но по факту, как специалисты, такие люди никуда не годятся. Все меняется разве что к магистратуре – туда люди идут уже очень осознанно, чтобы совершенствоваться, расти и учить других. У нас есть и магистратура, и докторантура PhD. Думаю, наши магистры и доктора покажут себя с наилучшей стороны.

– Отслеживаете судьбу выпускников?

– Конечно. Например, моя выпускница Алима уже начала преподавать у нас же на факультете. Еще девочка, Мадина, учится сейчас у меня в магистратуре, и уже тоже преподает. Кроме того я поддерживаю тесную связь со своими выпускниками хореографического училища. Например, две моих девочки, Гульфайруc Курмангожаева и Гаухар Усина, работают в Астане, причем обе уже – заслуженные деятели балета. Я очень часто езжу на балетные спектакли, когда танцуют мои балерины.

– Вообще многие выпускники работают по специальности?

– Где-то 50 на 50. У нас есть выпускники, которые работают в Оперном театре, или вот наш декан заканчивал наш факультет, да и я сама тоже. Первые выпускники нашего факультета – это педагоги хореографического училища. Наш факультет сам по себе – очень сильный. Имена выпускников Л. Альпиевой, Г. Саитовой, Т. Изим, А. Акбарова, С. Тихонова, сестер Габбасовых знают все. Традиции обучения мы всеми силами стараемся поддерживать. Многих наших наиболее талантливых преподавателей и выпускников забрали в Астану – и как исполнителей, и как преподавателей. Например, там есть балетная школа «Ренессанс», где преподают наши Дамир Уразымбетов и Саян Мурзагалиев, ребята еще совсем молодые, делают очень интересные постановки, у меня даже висит их афиша «Алиса и ее необычайные приключения» – по Льюису Кэрроллу. Очень многие выпускники также работают в непрофессиональных училищах, или в спорте. Эта профессия всегда останется востребованной, ведь детей надо учить во все времена, да и взрослые без танца не проживут.

Фото Интэро Тиллен

Задать вопрос автору