Живые куклы Хашима

Хашим Курбанов – художник, заслуженный деятель Казахстана, уже более 25 лет он работает с таким необычным материалом как тыквянка, и за это время создал более тысячи высокохудожественных работ из тыквы, за что вошел в казахскую книгу рекордов КИнЭС.

Я познакомился с Хашимом Курбаном в горах. То есть, картины его и знаменитые работы из тыквянок я видел и раньше, а вот лично встретиться не приходилось. А тут вдруг вижу – возле огромного котла на берегу речки колдует над пловом смуглый мужчина с чеканным профилем. «Это – наш знаменитый художник Хашимджан», – шепнула жена. Мы подошли, и знакомство состоялось.

А на следующий день я пришел в мастерскую художника – комнату, которую можно было бы назвать «Тысяча и одна кукла». Именно столько кукол сделал художник. Разумеется, не все работы находятся в мастерской, многие занимают свое место в музеях, а другие – в частных коллекциях Казахстана, России, Англии, США, Италии, Японии…

– Началось все лет 25 назад, – рассказывает Хашим. – В моей мастерской всегда висело множество тыкв. Надо сказать, что в жизни уйгуров тыквы занимают особое место. Это и посуда, и табакерки, и разнообразные ковши. Во времена Великого шелкового пути тыквы выполняли роль термосов с прохладной водой во время длинной дороги… Так вот, зашел ко мне приятель и говорит: «У моей подруги день рождения, какой бы необычный подарок ей преподнести?». Я предложил разрисовать тыквянку. Когда мою работу увидели люди, перед домом выстроилась очередь. Раньше я применял и резьбу, и выжигание, и все краски. Все испробовал и оставил свой цвет тыквянки, потому что он напоминает что-то теплое, близкое к солнцу, земле. Только кое-где вырезаю, тонирую и добавляю даже не цвет, а намек на цвет.

Разумеется, не тыквой единой живет художник. Он показал нам свои полотна, поражающие глубиной и философским наполнением, где присутствует холод ветра, жар огня, сила воды и тепло земли. Да и изделия из тыквянок тоже полны философии. Например, мастер сегодня занят сложной работой по созданию пятнадцати образов женщин, вошедших в историю уйгурского народа. Две из них он уже сделал. Это фигура уйгурской принцессы и статуэтка женщины-воина Ипархан, жившей в 17 веке.

Вообще его полотна часто сравнивают с работами Марка Шагала, а по выбору сюжетных линий – с грузинским художником Пиросмани, изображавшим простые повседневные сюжеты и мотивы, характерные городские и сельские моменты, незамысловатые пейзажи.

– За каждой работой у меня стоит пласт истории народа, собственные чувства и детские воспоминания. Скажем, прототип танцовщиц в пещере – национальный памятник буддистского периода. Каждая пещера, расписанная в свое время уйгурскими монахами, не похожа на другую. Чтобы не ошибиться, я расспрашивал своих друзей-историков, кого лучше изобразить из древних поэтов, музыкантов, полководцев. Изучал древние письмена, религии.

Особое место в творчестве и душе художника занимает древний Кашгар.

– Об этом городе в детстве мне рассказывала моя мама, там родился мой дед, ее отец, в 40-х годах он был кашгарским «акимом». И вот мне, наконец, удалось побывать в Кашгаре. Это было путешествие во времени, мне казалось, что я попал в прошлое, в XVIII век. Люди, одетые в национальные одежды, женщины в парандже, бородатые старики, всюду льются звуки уйгурских песен, на каждом углу слышен запах пекущегося хлеба. И все это было родным, теплым, дорогим сердцу. Я знал, что приехал в колыбель моего народа, я купил и надел уйгурскую тюбетейку и на небольшой площади вместе с танцующими жителями, не знаю почему, стал танцевать, и никто не окликнул меня, не остановил, город и жители приняли меня так, как будто я знал их и жил там всегда. Я нашел могилу деда, и когда читали Коран, слезы теплым и долгожданным потоком лились из глаз, а потом вдруг стало легко, я почувствовал облегчение, я исполнил свой родовой долг – поклонился отцу своей матери, деду, которого не знал и не видел при жизни. Я был в Кашгаре всего сутки, но, наверное, большего потрясения от встречи с древней землей я не испытывал за всю жизнь.

Главную свою работу «Эхо веков», тыквянку высотой 68 сантиметров, автор создавал два года. На ней изображены 20 видных общественных деятелей, просветителей уйгурского народа и сам художник, бьющий в барабаны.

– Это я бью в барабаны, потому что хочу сказать, чтобы мой народ не спал, чтобы мои дети не спали, а изучали свои корни, знали свою культуру, искусство, историю, чтобы любили и не забывали о своем духовном богатстве.

Задать вопрос автору