Все видеть, пережить, заснять…

Анатолий Устиненко – фоторепортер, действительный член-академик Академии журналистики Казахстана, дважды лауреат премии «Алтын Жулдыз», лауреат международных фотоконкурсов.

Он уверен, что фоторепортер – главная профессия на Земле, потому что документальная фотография говорит только правду. Люди умирают, все изменяется, а фотографии остаются и сохраняют память о прошлом, без которой не может быть будущего. Ведь именно память отличает Человека от всех живых существ.

– Как начался ваш путь в фотожурналистику?

– Видимо, это было мое призвание, хотя я не сразу это понял, и по окончанию школы поехал поступать в Сельхоз институт. Все экзамены сдал на 5, а последний – сочинение, завалил. Писал второпях и наделал кучу ошибок. Вернулся домой и собрался уже устраиваться на сульфатный комбинат, но судьба распорядилась иначе. Мать случайно встретила своего знакомого – бывшего редактора районной газеты, который сообщил ей, что в газету нужен корреспондент. Помня о моих школьных заметках, он посоветовал матери направить меня в эту редакцию. «Сходи», – сказала мне мать, что я и сделал. Начал писать им свои заметки и меня приняли в штат. Так я начал свой путь в профессиональную журналистику.

Моим первым наставником был Анатолий Павлович Тюнин, выпускник Воронежского университета. Он мне сказал: если хочешь быть настоящим журналистом, то надо уметь не только ручкой писать, но владеть и фотоаппаратом, и печатной машинкой (тогда компьютеров еще не было), и водить машину. Машину я так и не завел, но ездил на мотоцикле, фотоаппарат купил и начал дополнять свои тексты фотографиями, и освоил десятипальцевую скоростную печать. В общем, дело пошло.

На следующий год поступил в университет на факультет журналистики в Алма-Ате. После окончания призвали в армию. Через два года вернулся в Павлодар, где в местной газете вначале был корреспондентом, потом – заведующим информации по спорту, затем заместителем ответственного секретаря и после стал ответственным секретарем областной газеты. Все это произошло довольно быстро, по тем временам, уже к 30 годам я сделал головокружительную карьеру в журналистике – став самым молодым ответ. секретарем областных газет Казахстана. Поработал, меня заметили и пригласили в Алма-Ату.

– А как дальше складывался ваш путь, вы ведь сейчас занимаетесь только фотографией?

– В 1989 году мне предложили стать главным редактором Фотохроники КазТАГ – это было казахстанское отделение ИТАРТАСС. В штате у меня тогда было 30 человек – в каждой области Казахстана был наш представитель с машиной и очень хорошей профессиональной фотоаппаратурой. В КазТАГ я года четыре совмещал две специальности – был одновременно и пишущим журналистом, и фоторепортером, но со временем фотография меня стала увлекать все больше и больше. Я понял, что даже одна хорошая фотография может рассказать гораздо больше, чем страница текста. Есть хрестоматийные случаи, когда один снимок круто изменял ход событий.

– А чем вы стали заниматься после развала Советского Союза, многие в то время потеряли свою работу, не знали, чем заняться?

– С того момента, как Казахстан стал независимой республикой, я начал сопровождать нашего Президента Нурсултана Назарбаева в его первых поездках за границу – это поездка в Англию, первое выступление на заседании генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке, по странам Европы, Азии, Ближнего Востока. Это была уже, по сути, пресс-служба Президента, хотя еще так не называлась. В то время я работал с такими корифеями отечественной фотожурналистики, как Иосиф Будневич и Юрий Куйдин. Наши фотографии с важных событий тех лет обошли буквально весь белый свет, их публиковали все международные агентства – это Associated Press, АПН, журнал Newsweek, газеты – The New-York Times, Washington Post, The Guardian и другие. Со многими из них я сотрудничаю и по сей день.

Когда уже официально заработала правительственная пресс-служба, меня пригласили стать личным фотографом Президента Казахстана, чем я очень горжусь. Но было одно условие, которое не позволило мне занять эту престижную должность – это был обязательный переезд в Астану. По многим важным для меня причинам я должен был остаться в Алматы. После мне предложили работу в издательской корпорации «Атамура», где я служу уже больше 15 лет – с 1997 года, и мне это очень нравится.

Диапазон тем для творчества здесь практически необъятный – это история, география, природа, этнография, культурные и политические события, связанные с развитием и становлением независимого Казахстана. У меня постоянно формируется огромный архив, который я могу использовать в книжных изданиях, которые живут гораздо дольше, чем газеты и журналы. Это работа не только для тех, кто живет сейчас, но и для будущих поколений. События проходят, люди умирают, а фотографии остаются. Благодаря им мы можем увидеть лица людей, которые жили и работали здесь в прошлом веке – это уже история. Причем репортерские фотографии, в отличие от историков, не врут, они запечатлевают моменты именно такими, какими они были на самом деле.

– Чувствуется, что вам очень нравится ваше дело.

– Да, я убежден, что самая главная на свете профессия – это фоторепортер. Мы все запечатлеваем историю жизни страны, а по большому счету, историю развития человечества. Еще характерной особенностью работы фотожурналиста является то, что съемка всегда производится в неподготовленных условиях (нет специально поставленного света), а также на выполнение нужного кадра дается только одна попытка (нельзя попросить президентов на пресс-конференции пожать руки еще раз потому, что фотография не получилась, также невозможно попросить спортсмена пересечь ленточку на бис). То есть ты всегда должен быть в форме, мобилизован и внимателен ко всем мелочам, как на охоте – азарт, адреналин и в то же время железная выдержка, чтобы нажать на затвор в самый важный момент.

– То есть это дело для настоящих мужчин?

– Да, это действительно мужская профессия. Чтобы работать фоторепортером, необходимо крепкое здоровье и серьезная физическая подготовка. Во-первых, аппаратура, которую приходится постоянно таскать на себе, достаточно тяжелая (у меня есть объектив, который весит 8 кг). Во-вторых, в ожидании хорошего кадра часто приходится работать в самых сложных и тяжелых погодных условиях – и на море, и на суше, и на небе. Мне ежегодно приходится подтверждать физическую профпригодность. Не секрет, что от степени тренированности иногда зависит жизнь. Мне приходилось обмораживаться в походах с нашими альпинистами, получать травмы разной степени тяжести при съемках. А репортеры, которые участвуют в военных конфликтах, часто гибнут на месте событий. Съемки природы тоже не столь безобидны, как это может показаться. Приходится мотаться по труднодоступным местам по жаре или в холод, в дождь и в песчаную бурю, возможны экстремальные встречи с дикими зверями, которые не в курсе, что ты просто хочешь сделать их фото на добрую память.

Мне очень помогли мои юношеские спортивные увлечения. Еще в студенческие годы я занимался вольной борьбой, самбо, потом увлекался альпинизмом. Именно это впоследствии позволило мне стать фотокором наших альпинистских команд. И я горжусь тем, что был лично знаком с нашим великим альпинистом Анатолием Букреевым. С ним я побывал в Гималаях у подножья Эвереста на леднике Кхумп. Кто не был на такой высоте, тому не понять, что такое кислородное голодание, когда тебе трудно даже 4 шага сделать быстро, чтобы обойти палатку.

– Вам нравится быть всегда в форме, и вы не любите тихую спокойную размеренную жизнь?

– Жизнь одна, и надо прожить ее интересно. Благодаря хорошей физической и профессиональной подготовке можно оказаться в самых удивительных уголках нашей планеты. Меня приглашали на восхождение на пик Винсона в Антарктиду, на Маккинли в Америку, на Северный полюс, на восхождение на все семитысячники мира. Я участвовал в нескольких высокогорных экспедициях. На вершину Килиманджаро – самую высокую точку Африки – 6 000 м, я поднялся четвертым из первой казахстанской группы. Там и отморозил руку. Все смеются, когда рассказываю, что отморозил руку в Африке. После этого почти год снимал тремя пальцами – два не работали.

Помню, однажды, в погоне за удачным кадром на строительстве Экибастузской ГРЭС-1, в пылу азарта на высоте 60 метров в ноябре я метров двадцать прошел по замерзшей двутавровой балке над котлованом главного корпуса станции, чтобы красиво показать ударный труд комсомольцев, среди которых 30 человек были зеки. Сделав снимок и немного поостыв, я оглянулся по сторонам, увидел пропасть под ногами и понял, что от страха не могу двинуться с места. Тогда я сел, обхватил ледяную балку ногами и руками и медленно пополз обратно, думая – какого черта я сюда полез! И таких рискованных моментов в моей жизни было немало.

– Были ли в вашей работе авторитеты, профессиональный опыт, которых вас вдохновлял?

– Мой самый первый любимый журналист-публицист – Василий Песков. Мне очень нравились и его очерки, и фотографии, именно он серьезно повлиял на мой профессиональный выбор. О нем я писал сочинение при поступлении на факультет журналистики на тему «Любимый писатель», и поступил. Еще в освоении профессии мне очень серьезно помогли Николай Кузнецов и Иосиф Будневич в Алматы. В нашей профессиональной среде Будневича мы до сих пор цитируем друг другу – «Ты же не будешь объяснять каждому, кто покупает газету, почему у тебя получился плохой снимок. Покажи людям карточку, чтобы им было интересно на нее смотреть». Он хорошо умел ненавязчиво, незаметно режиссировать кадр.

Еще у меня с юности был альбом, куда я вклеивал интересные тексты и фотографии, разных авторов, которые мне чем-то понравились. Эти впечатления мне потом очень помогали в работе, я знал, к чему надо стремиться, и достигал поставленных высот. Помню эпизод: к нам в Павлодар приехала группа корреспондентов из Москвы, и мы поехали с ними вместе на Экибастузскую ГРЭС, по пути я рассказал одному из них про его снимок, который когда-то вклеил в свою тетрадку, где монтажник идет по высоковольтным проводам, а далеко внизу река Ангара и тайга. С этого момента мы стали друзьями, он был приятно удивлен, что здесь, в провинции, кто-то знает и помнит его снимки. Уезжая, он меня спросил, что выслать из столицы, а тогда был дефицит с высокочувствительной пленкой. И он прислал целую коробку. Вот так.

Хорошие кадры надо запоминать, ты не будешь им подражать, но это, как золотое сечение, формирует твой вкус, чувство композиции, гармонии. Нужно избегать обыденности, искать что-то значимое, интересное в каждом моменте, который ты хочешь запечатлеть. Каждый из нас пишет историю современности – это сказал Ленин, и он абсолютно прав.

– На ваш взгляд, какое профессиональное качество главное в вашей работе?

– Главное в работе фоторепортера – это мобильность и скорость реакции на происходящие события. Надо всегда быть в курсе новостей, быть информированным о предстоящих событиях, чтобы вовремя оказаться в нужном месте с нужным настроением. Тогда есть шанс сделать хорошие фоторепортажи, которые будут востребованы ведущими изданиями. Удачные профессиональные фотографии нужны и газетам, и журналам, и новому мощному средству информации – Интернету. Надо заметить, что интернет-изданий становится все больше. Здесь, на мой взгляд, качественные снимки еще более необходимы, так как читатель часто может посмотреть снимок в большом размере. Да и аудитория интернет-изданий становится все шире.

– Да, но сейчас почти каждый имеет возможность делать фотографии и выставлять их в соцсетях, или в собственных блогах…

– Но при этом профессионализм никто не отменял. Надо владеть светом и понимать, как он преобразуется в картинку. Есть масса хитростей, которые помогают в обычной работе. Например, при съемках портрета надо заставить человека не позировать, а мыслить, и я знаю, как это сделать легко и просто. По лицу, по глазам, по цвету кожи, по манере разговаривать можно многое узнать о человеке.

Но я не любитель павильонной постановочной съемки, мне больше по душе репортажная фотография – фотожурналистика. Во время съемки у меня один глаз смотрит в видоискатель камеры, а другой изучает окружающую обстановку, чтобы увидеть самое интересное. Для развития реакции хорошо играть в настольный теннис. Я начал этим спортом заниматься лет в 26.

– Вообще, настоящий фотожурналист – это высокообразованный человек?

– Конечно, потому что постоянно познаешь что-то новое в самых разных областях. Перед съемкой желательно подготовиться к событию, чтобы понимать, что необходимо, что самое важное, чтобы не терять зря время и силы. Раньше, когда не было интернета, приезжая в район, мы всегда просматривали местные газеты, чтобы ориентироваться в обстановке. Но встречаясь с людьми, лучше не показывать свою осведомленность, а задавать правильные вопросы по интересующей теме, тогда ты узнаешь еще больше и расположишь к себе людей. Нужно быть готовым воспринимать и принимать информацию. За дастарханом принято рассказать о себе, какого ты роду-племени. Увлечение географией и историей вообще необходимо журналисту.

– А какие темы вы любите снимать больше всего?

– У репортера может быть масса разных тем. Мне очень нравится тема национальных обрядов и традиций. В каждом регионе Казахстана совершенно разное оформление и народного костюма, и убранства юрты, и это тоже хочется показать и сохранить. Например, орнамент – это своего рода паспорт, по нему очень много можно прочитать и узнать о человеке – его статус, возраст, принадлежность роду.

Даже чайная церемония в каждом ауле имеет свои особенности. Во-первых, гость по этикету должен выпить не меньше 3-х пиал, а то и больше. Полную чашку не наливают – это проявить неуважение к гостю. И показать, что ты больше не хочешь пить, в разных районах нужно по-разному – перевернуть пиалу, прикрыть рукой, положить ложку сверху и т.п. И таких ритуалов в народе очень много, они и отличают одно племя от другого.

Люблю снимать национальные виды спорта. Например, традиционная казахская байга в основном проводится на лошадях, а в атырауской области еще можно очень редко увидеть байгу на верблюдах. Кокпар очень популярен среди коренного населения. Задача – сохранить это для потомков. Ведь в таких традициях проявляется дух народа, его изначальный образ жизни. Все эти спортивные состязания – тренировка воинских навыков, которые были необходимы для выживания в степи. Мне все это очень интересно.

Еще люблю снимать археологические артефакты – это тоже богатейшая пища для размышлений по истории развития человечества. Потом большой пласт – это культура, люди, которые ее создают. Я объездил полмира с нашими знаменитыми ансамблями и оркестрами.

Мне также интересно развитие нашей промышленности. В Казахстане все знают, что именно у меня самый подробный и обширный фотоархив по развитию нашего нефтедобывающего комплекса и не только, я отснял урановые рудники и месторождения, и другие предприятия по добыче и обработке полезных ископаемых.На каждом нефтяном месторождении бывал по много раз –Тенгиз, Карачаганак, Мангышлак, Жанаозень, Жетыбай, Кашаган – насыпные острова, Карабатан – нефтеперерабатывающий завод. У меня есть фотолетопись их строительства, начиная с первого колышка, первого ковша, вплоть до первой нефти – запуска этих уникальных объектов в эксплуатацию.

Причем я был там, куда обычных людей никогда не пустят, и делал фотографии с самых рискованных точек – это трубы, высотные опоры, балки. На строящейся буровой меня на тросах поднимали на высоту буровой вышки, чтобы я мог отснять весь процесс.

Мне интересно следить за изменениями, которые постоянно происходят в стране, как меняется облик городов, предприятий и людей, работающих на них. Моя профессия позволяет общаться с абсолютно разными людьми, разных национальностей, возрастов, статусов – от Президента до простого пастуха в ауле. У них бывает разное настроение и характеры, и надо постараться найти со всеми общий язык, чтобы получился хороший кадр. Одно радует, что наши люди в большинстве любят фотографироваться, но бывают и такие, которых приходится уговаривать.

– Расскажите о признании ваших заслуг. За что вы получили «Алтын Жулдыз»?

– Первый «Алтын Жулдыз» мне дали за материал о восхождении на гору Белуха. Я делал фотографии и писал текст. Это признание моих скромных заслуг всем нашим журналистским сообществом. У нас с группой альпинистов была задача испытать ходовые качества вездехода «Марш», на базе «Нивы». Нужно было пройти на этом вездеходе по ледникам Белухи. До этого на нем ездили по тундре и прочим сложным ландшафтам.

Был интересный момент, когда мы на этой машине подъехали к Рахмановским ключам. И там нам экологи говорят, что мы можем нарушить почвенный покров своими колесами и нанести урон заповедным местам. На что водитель вездехода ответил, что конструкция машины такова, что колеса не навредят даже человеку. Его напарник ложится поперек дороги, и «Марш» переезжает через него, после чего он встает целый и невредимый. Я был этим поражен, и захотел испытать то же самое на себе. Беру широкоугольный фотоаппарат и ложусь на дорогу. И вот чувствую, как машина едет по моему телу, передние колеса прошли нормально, а правое колесо забуксовало на правой ноге, вот тут я адреналину хватил изрядно. Ощущения жуткие, но все обошлось. С нами были представители телекомпании «Мир», которые тоже снимали этот момент. Они услышали от меня немало крепких слов, когда я комментировал свой отчаянный поступок. К сожалению, осознание опасности приходит всегда с легким опозданием, когда уже надо просто собрать волю в кулак и двигаться до конца, уповая на милость всевышнего к твоей очередной безрассудной выходке ради интересного кадра. Все это я описал и опубликовал в журнале «Континент». Материал назывался «Светит незнакомая звезда», за него мне и дали мой первый «Алтын Жулдыз».

– А за что дали второй?

– Второй «Алтын Жулдыз» мне дали уже не за безрассудную храбрость, а за личный вклад в отечественную журналистику, что, безусловно, очень приятно и имеет для меня большое значение. Мог ли я мечтать об этом, когда мальчишкой писал свои заметки в местную районную газету. Эта премия меня ко многому обязывает. Не стоит гордиться тем, что ты уже достиг, впереди еще долгий путь и надо все время двигаться вперед, ни на минуту не останавливаясь. Надо все время учиться новому не только у корифеев, как Мариэтта Шагинян, Василий Песков, но и у молодых. И даже больше у молодых. Они сейчас быстро адаптируются к новому, у них не замыленный взгляд, нетрафаретный подход к съемке. У каждого свое восприятие, свое видение. Я всегда слежу за работой начинающих коллег, но при этом не забываю уроки старых учителей.

Фото из архива Анатолия Устиненко

Задать вопрос автору