Войлочные фантазии

Жупар Бейсенова – дочь знаменитого художника Амангельды Турсунова – занятие искусством и особенная страсть к работе с войлоком передались ей генетически по наследству.

Все предки Жупар занимались ковроткачеством и созданием легендарных алаша и текеметов. Нашей героине знакомы не только древние секреты технологии обработки шерсти, но и самые новейшие открытия в этой сфере.

Жупар Бейсенова является автором сертифицированных ЮНЕСКО произведений искусства из войлока и входит в творческий состав Союза педагогов-художников ЮКО и Союза ремесленников Казахстана, а также является членом Союза художников страны.

Традиционные войлочные тапочки и сапожки, сумочки и саквояжи, новомодные футляры для сотовых телефонов превращаются в изысканные украшения их обладателей, а всевозможные сувениры, яблоки, гобелены и многое другое всегда радуют и вызывают непреодолимое желание украсить ими свой дом. Ее дизайнерские подушки – дыни и шторы из войлока стали знаменитыми благодаря участию художницы в международном конкурсе ремесленников «Шебер». На последнем конкурсе в конце прошлого года она показала оригинальный пляжный комплект из войлока, который состоял из зонтика, сумочки и коврика.

Мастерская Жупар расположена в Южно-Казахстанском колледже искусств и дизайна имени А. Кастеева. В этом помещении несколько специально оборудованных комнат, в которых она делится своим мастерством со студентами колледжа. На стене мастерской привлекает внимание черно-белая фотография педагогов колледжа. Среди них – легендарные казахстанские художники Гани Иляев, Амангельды Турсунов, Молдакул Нарымбетов. И сразу становится понятно, в какой интересной, творческой среде формировался талант художницы.

– Жупар, расскажите, в какой семье вы воспитывались?

– Я родилась в Ташкенте в творческой семье художника, скульптора Амангельды Турсунова, довольно известного в нашей стране. Отец чувствовал, что у меня есть талант, и развивал его традиционным методом. Как только наступали каникулы, он сразу отправлял меня в аул, чтобы помогать бабушке ткать алаша и текеметы из войлока. Тогда наши бабушки умели работать с шерстью и делать из нее прекрасные вещи в национальном стиле. Так что я с раннего детства знаю, как валять войлок и создавать из него произведения искусства. В аулах теперь, к сожалению, мало кто занимается войлоковалянием. Поэтому сегодня можно приобрести только старинные ковры-алаша, сейчас их почти не делают.

– В чем особенность алаша, почему эти ковры такие крепкие? Им же сносу нет!

– Алаша – это те же гобелены, безворсовые ковры, тканые орнаментальной лентой, а крепость изделию придает технология создания крученой нити из хлопка. В нашем регионе алаша обычно делали из хлопка, в других – из шерсти с добавлением конского волоса.

– Когда вы начали самостоятельно заниматься войлоком?

– После восьмого класса я решила поступить в Чимкентское художественное училище (ныне Южно-Казахстанский колледж искусств и дизайна), но тогда у нас не было специализации по прикладным видам искусства. Было всего три отделения: художественно-гримерное, художественно-оформительское и бутафорское. Я поступила на художественно-оформительское. После окончания училища продолжила учебу в Национальной академии искусств имени Жургенева на отделении «Художественный текстиль». У нас было два отделения, на одном занимались гобеленами, а на другом – батиком, я училась изготовлению гобеленов.

Помню первые годы, когда я училась в колледже, было трудновато, и я иногда просила отца помочь мне. Но он всегда отвечал: «Всего добивайся сама!». И я сильно старалась, чтобы не опозорить ни его, ни себя – я все-таки дочь его. Я осталась благодарна ему за то, что он воспитал во мне большое чувство ответственности.

Мне очень везло в жизни с учителями. Эти уникальные люди помогли мне сформироваться как художнику. В академии мне преподавала композицию и мастерство знаменитая казахстанская художница Сауле Бопанова. Уже на втором курсе она пригласила меня в свою мастерскую и предложила поработать с ней. Однажды она дала мне задание сделать какую-нибудь работу из войлока, которую она планировала показать на выставке в Москве в 1990 году. Я тогда сделала небольшой казахский текемет методом традиционного валяния войлока и впервые стала участницей Международной выставки. С этого момента началась моя настоящая творческая жизнь. Также многому я научилась у известной гобеленщицы Раушан Базарбаевой.

После окончания ВУЗа меня как молодого специалиста пригласили работать в Чимкентское художественное училище, в котором как раз открыли отделение прикладного искусства. Параллельно с педагогической деятельностью я продолжаю постоянно участвовать в выставках, совершенствуя свое мастерство.

– Как вы пришли к новым технологиям изготовления изделий из войлока?

– Новые технологии я стала осваивать с 2006 года, когда алматинские мастера во главе с Айжан Беккуловой, моей бывшей сокурсницей, стали развивать прикладные виды искусства. Айжан сумела добиться того, чтобы для ремесленников стали организовывать семинары и мастер-классы, проводить всевозможные конкурсы, стимулирующие творческий процесс и прогресс в технологиях, пропагандирующие развитие национального искусства.

Нас учили мастера из Кыргызстана и Америки. Они показали, прежде всего, новый материал – обработанную шерсть, с которой легко и приятно работать, познакомили с более простой и современной технологией валяния войлока, научили делать функциональные вещи – тапочки, сумки, платки, шарфы. Сейчас у нас появились хорошие турецкие красители, легко можно найти шерсть австралийского мериноса, что позволяет делать изделия качественными, яркими и экологически чистыми.

– Вы являетесь автором собственных ноу-хау?

– Да, это так. Каждый творческий человек стремится создать что-то необычное. Помню, как в 2009 году я повезла свои изделия на Международную выставку в Казань, вместе со мной была моя воспитанница Венера Бейсбекова. Там по достоинству оценили все наши войлочные изделия и практически все у нас купили. И вот я возвращаюсь домой, а тут куратор выставки, посвященной Международному женскому дню, Виталий Симаков просит меня что-нибудь показать на ней. До выставки остается всего неделя, а у меня ничего нет.

И я решила быстро сделать подушку из войлока в виде рыбки, но почему-то она стала напоминать больше дыню. И тут я подумала, что дынь у нас на юге много, почему бы не показать этот фрукт в войлочном варианте. И я сделала две дыни. Позже эти войлочные дыни на конкурсе «Шебер» взяли первое место. Потом эти необычные подушки получили сертификат качества ЮНЕСКО. Затем еще на одном конкурсе «Шебер» я вновь стала победителем, показав жюри шторы из войлока. В результате мне представилась возможность съездить на фестиваль ремесленников в Малайзию.

– Какие из ваших изделий больше всего интересны покупателям?

– Часто покупают яркие войлочные тапочки, особенно иностранцы. И мягкие подушки и пушистые яблоки. Яблоки всем интересны, потому что это и хороший казахстанский сувенир, и стоит недорого. А тапочки берут те, кто понимает, что это полезная для здоровья обувь. Они теплые, мягкие и очень комфортные. Вечером с работы придешь, наденешь такие тапочки, и усталость уходит. В натуральной войлочной обуви ступни дышат легко и свободно. Я даже летом ношу свои тапочки. 

Фото: Кристина Зорина

Задать вопрос автору