Талантливым гольфистам надо помогать. Это лучший страновой пиар!

При всей солидности и успешности героя нашей рубрики «Приоритеты», прежде всего хотелось бы спросить: как надо мечтать, чтобы эти мечты сбывались? Потому что все, о чем мечтал когда-то Серик Султангалиевич Султангалиев, мало по малу сбывается. Он мечтал увидеть игру на гольф-поле будущего казахстанского Тайгера Вудза. И вот 13-летний Даулет Тулеубаев сначала выиграл XV Seimar Open, а затем, выиграл открытый чемпионат в Америке. Мечтал Серик Султангалиевич создать собственную строительную компанию, и его «Айсель Казахстан» за свои достижения получила во Франкфурте международную премию «Золотая Арка». Сначала поговорим о гольфе, который становится все более популярным в Казахстане. И в этом есть тоже немалые заслуги нашего сегодняшнего героя, ведь он является вице-президентом Федерации гольфа и президентом гольф-клуба «Нуртау».

– Серик Султангалиевич, недавно в Nurtau Golf Club прошел традиционный турнир на Кубок Президента Казахстана по гольфу–2017. Вы довольны его итогами?

– Пожалуй, да. Но я такой человек, который во всем требует безупречный подход. Думаю, нам еще есть над чем поработать, чтобы следующий турнир прошел на еще более высоком уровне. Хотя что касается самого спорта, то и уровень игроков с разных стран мира, и накал борьбы, и результаты турнира не могут не радовать. Гольф – это очень престижный, популярный спорт во всем мире. Тем более что недавно он вошел в олимпийские виды спорта. Значит, нам тем более есть куда стремиться.

– Есть у нас такая тема: как соревнования такого уровня влияют на имидж нашей страны? Ведь вы не можете не думать об этом?

– Когда к нам приезжают гольфисты из разных стран – из Европы, Азии, Африки – и ты слышишь, как хвалят твой народ, традиции, гостеприимство, нашу природу, то я лично получаю громадное удовлетворение. И даже на все такое привычное вокруг начинаю смотреть словно чужим свежим взглядом. Убежден, что для этого в первую очередь и нужен Challenge tour. Это один из эффективных способов показать всему цивилизованному миру наши достижения и достояния. Многие с удовольствием приезжают уже не один раз и обращают внимание, что на гольф-поле выходит все больше молодых и даже юных казахстанцев. В свое время я создал детскую Академию гольфа. И в одном разговоре я сказал, что мечтаю о нашем казахстанском Тайгере Вудзе, это мировой игрок со всемирно известным именем. И вот такой юный талант появился в нашей детской академии. Даулет Тулеубаев. Достижение Даулета – это не только его победа, но и результат работы, которая ведется Федерацией гольфа Казахстана, детской Академией гольфа, тренерами гольф-клуба Nurtau. Уверен, что о нем страна еще услышит и будет гордиться. А весь мир вновь услышит о Казахстане.

– Вы удовлетворены тем вкладом, который лично внесли в развитие гольфа в стране?

– Как вице-президент Федерации гольфа, могу отметить, что инициатором развития гольфа в Казахстане был президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев, которого по-прежнему интересует все, что связано с развитием гольфа. Он многое делает для его популяризации и становления. Следит внимательно, если возникает необходимость – всегда помогает. Президент федерации Нуртай Абыкаевич Абыкаев много делает для казахстанского гольфа. Все в нашей федерации заинтересованы в его дальнейшем развитии. Еще недавно это был любительский гольф, теперь, с прошлого года, это олимпийская дисциплина. А значит, необходимы и государственные программы. И все молодые ребята, которые увлечены этим спортом, смогут участвовать в следующей Олимпиаде, это надежда Казахстана на победы.

– Я думаю, пора уже перейти от достижений в гольфе к вашим личным. Ваше имя стало известно в бизнесе задолго до того, как вы увлеклись гольфом.

– Так или иначе, но все мы, старожилы, грустим по той знакомой и уютной Алма-Ате. Это неисправимая ностальгия. Но все же будем честны, это были времена закрытой системы, везде были свои рамки. Я по образованию архитектор и делал карьеру в своей сфере. Можно сказать, добивался своего места под солнцем. В «Казгорстройпроекте», где мне повезло работать, создавались грандиозные проекты: проспект Ленина (ныне Достык), гостиница «Казахстан», Дворец Ленина (ныне республики), Дворец бракосочетания и много других знаковых зданий Алма-Аты. Я счастлив, что 5 лет работал с профессиональным, уважаемым коллективом. Сейчас это академия «Казгор».

Не могу забыть свою первую самостоятельную работу: милый, уютный поселок городского типа Алатау. Там располагались два института: Институт физики высоких энергий» и «Институт ядерной физики. Жили и работали там ученые, приехавшие из Новосибирска, Москвы, Питера: доктора, кандидаты, – только академиков было 9 человек. Я был председателем исполкома и самостоятельно отвечал за все свои действия. Вложил душу в развитие этого поселка ученых. А когда меня избрали депутатом Горсовета, – из 6 кандидатов, среди которых были профессора и академики, я воспринял как благодарность и высокую оценку моей работы. Еще вспоминается работа в департаменте жилья Горисполкома. Тогда началась приватизация. Домо управления начали делать эту работу, но она шла ни шатко, ни валко. Мне поручили провести приватизацию в Алма-Ате в кратчайшие сроки. Мы купили компьютеры, и я поставил приватизацию на поток. Потом как-то с Алибеком Днишевым мы шутили на эту тему… Он говорит: смотри, как много мне пришлось давать автографов. А я ему: знал бы ты, сколько я поставил автографов на приватизационных документах для каждой алматинской семьи. Хорошая школа для меня была. Короче, я закончил карьеру здесь в должности первого вице-мэра города. А вначале перестройки у всех появились большие надежды: многие открывали свои компании, кооперативы, люди начали буквально мешками зарабатывать деньги… Я ушел добровольно с госслужбы, открыл собственную небольшую строительную компанию «Айсель Казахстан». Тогда в моду вошел евроремонт, и мы хорошо поднялись на этой волне. Компания постепенно разрослась до огромных размеров. Не сильным преувеличением будет сказать, что она стала компанией №1.

– Да, это было время самоутверждений и личных достижений. С какими чувствами вы вспоминаете эти годы?

– Нам был доверен такой объект, как театр Алибека Днишева. Президент был на открытии и похвалил. А потом случилось совершенно неожиданное для нас. Театру оперы и балета, который был к тому времени в ужасном состоянии, требовался незамедлительный ремонт. И президента при встречах просили об этом и Ермек Серкибаев и Бибигуль Тулегенова. Это было в Год культуры. И вот как гром среди ясного неба меня приглашают к президенту и он поручает мне делать капитальный ремонт театра. Когда зашли в здание, то пришли в ужас: сквозь крышу текло, было темно, затхло, все рушилось. Но я был просто окрылен, работали день и ночь. И когда сдавали объект, я видел ту радость, которую испытывали деятели искусств. Трудно передать, какой восторг триумфатора я испытал, когда президент на сцене театра поднял мою руку, как на ринге поднимают победителю. Потом много чего еще было построено: школа «Мирас», два гольф-клуба – в Алматы и Астане, духовный центр «Бобек» и другие.

Затем меня пригласили в Астану, в «КазТрансГаз», я поработал заместителем руководителя кампании. Главная задача была обеспечение газом Алматы и области. Были перебои с газом от наших узбекских партнеров. Представляете, если пропадет газ на три дня в таком мегаполисе, как Алма-Ата, то чью фамилию будут вспоминать недобрым словом? Было тяжело: нервы, переговоры, постоянные командировки, я три раза уходил и снова возвращался… Но все же мы построили пять газозаправочных станций, и сегодня каждая такая станция заправляет 100 автобусов. Частный сектор активно стали подключать, что заметно сказалось на экологии города.

– А есть что-то, что вы хотели бы изменить, оглядываясь на пройденный путь?

– Как говорила моя бабушка, есть линия судьбы, есть высшие силы. В моем жизненном пути от меня мало что зависит. Я верю в бога, но без фанатизма. Просто в душе радуюсь, когда делаю какие-то добрые дела. Вот думаю написать книгу – для семьи, для внуков, чтобы быть для них примером, для узкого круга людей, которые меня знают. Потому что жизнь – она такая разная, порой такие подкидывает сюрпризы! Напутствием молодым и может послужить мой опыт. Выстроить жизнь по собственному желанию, как бы ты хотел, можно только в кино.

– Предлагаю еще повспоминать... Перед Казахстаном тогда стоял непростой выбор: по какому пути пойти, какую модель развития взять на вооружение?

– О, это уже те глобальные вопросы, которые пришли к нам с обретением независимости. Открылись ворота в мир. И первое, что мудро сделал наш президент Нурсултан Абишевич, – решил вопрос с обучением наших детей в лучших вузах мира. Таким образом внес инвестицию в будущее Казахстана. Сегодня их уже тысячи и тысячи молодых кадров, отлично подготовленных, свободно говорящих на английском, не просто разговорном, а языке бизнеса. Это наш резерв. Сейчас много по-настоящему продвинутых специалистов, которые занимают серьезные посты в госуправлении. Все это плюсы независимости, демонстрирующие пра­вильность выбранного рыночного пути со ставкой на современные, амбиционные, подготовленные кадры. А они уже должны решать тактические задачи движения вперед.

– Поговорим о языке?

– Сейчас казахский язык естественным образом возвращается к самим казахам. И это правильно. Никого не нужно подгонять и тем более заставлять учить, ни в коем случае. Сегодня уже много граждан других национальностей, прекрасно владеющих казахским языком. Постепенность, эволюционность, без всплесков и эмоций – лучший путь для казахского языка к своему народу.

Самое страшное, как говорится, жить в эпоху перемен. И она, эта эпоха перемен, еще не закончена, все мы вступили в эпоху глобализации. Но как бы то ни было, мы не должны терять свои корни.

– Отдавая должное названию нашего издания, не могу не спросить: вы к кому-нибудь обращаетесь со словами «дорогой» или «дорогая»? Какой смысл вкладываете в это выражение?

– Это слово, которое я использую исключительно в адрес своих близких. Это мои внуки, моя мама, которой исполнилось 83 года. В общем, это родные люди. Моя бабушка, кстати, так меня называла. Для меня «дорогой» – это на самом деле тот, кто мне дорог в жизни.

Скажу еще, что надо дорожить тем хорошим, что есть в нашей ментальности. Например, в той же Финляндии – я там был – попробуйте обратиться к соседям за помощью. Или попросить полбулки хлеба или соли. Вам просто не откроют дверь. А у нас можно запросто обратиться за помощью и, главное, получить эту помощь, – я думаю, что это дороже всего. Можно сколько угодно создавать всякие международные фонды и т.д., но при этом игнорировать нормальные человеческие ценности, благодаря которым люди счастливы? Все под богом ходим…

– А какие приоритеты важны для вас? Что наполняет жизнь энергией и смыслом?

– Пожалуй, это тот жизненный и профессиональный путь, который я прошел. И я иду дальше, слава богу. Для меня мотивация всегда важна и нужна. Вот я сейчас, как архитектор, как строитель, занят строительством нового клуба. Когда я строил первый клуб, всего было 30 членов, а сейчас – 300! И по плану, утвержденному акиматом Алматы, у нас обучаются и тренируются бесплатно дети – более 300 будущих гольфистов. Эта задача позитивная и приоритетная. Думаю о детской академии. О гольф-полях, которые надо приводить в порядок. В общем, мой приоритет сегодня и всегда – работа, которую я люблю.

– Практически все, о чем вы мечтали, исполнилось, а вы вновь рветесь в бой в эти непростые времена. А хотели бы возродить свою строительную компанию?

– Да. Я бы хотел вернуть в дело свою строительную компанию. Заниматься любимым делом – это хороший мотив, чтобы сопротивляться возрасту. Я хочу участвовать в развитии своей строительной отрасли и своей страны. Когда работал в газовой отрасли, то узнал, что самому «молодому» токарю 60 лет! А заменить его просто некому. Это реальная проблема. Не должны все получать высшее образование, надо получать специальность, которая нравится. Я всегда ценил человека по его работе, будь то технический работник, тренер по гольфу или космонавт. Независимо от статуса, ты будешь уважаемым, если делаешь свою работу качественно.

– Какое слово для вас является определяющим в понимании человека: работоспособность или порядочность? Профессионализм или интеллигентность? Нравственность или талант?

– В деле для меня важна работоспособность. Все остальное – из других областей. Зачем мне человека разгадывать. Забей гвоздь хорошо, сделай кладку ровненько, положи плитку по уровню – и все! Когда ты начинаешь гордыню включать, сверху идет сильный щелчок. И это закономерно: если ты кому то делаешь плохо, больно – жди щелбан сверху. Я получил воспитание и советы от бабушки, от родителей: «То, что не нравится богу, никогда не делай».

– Хочу спросить о ваших наградах. Ведь это то, что говорит о должной оценке обществом вашего вклада в его развитие.

– За ремонт театра оперы и балета я был награжден орденом «Курмет». Потом был орден «Парасат». Мне в России вручили орден Петра Великого I степени, за заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между РФ и Казахстаном, есть грамоты от президента Казахстана, много медалей.

– А приходилось что-то переоценивать в своей жизни?

– Да просто некогда этим заниматься: «Увяданья золотом охваченный, я не буду больше молодым..». Глубоко уважаю тех, кого природа наградила талантом, как Алибека Днишева, Бибигуль Тулегенову, Розу Багланову, Ермека Серкебаева, – можно перечислять долго. Эти люди богом отмечены. Но я убежден, что служение народу требует жертв от каждого и нужно стремиться внести свой посильный вклад в развитие общества, в котором живешь сам.

– Спасибо вам за откровенную беседу. И есть одна просьба: когда выйдет ваша книга, не забудьте подарить ее нам с вашим автографом.

Задать вопрос автору