Садовод, сын садовода

Юрий Баденко – садовод, который выращивает прекрасные урожаи яблок, не используя современные химические удобрения.

Мало кто знает, что в годы Великой Отечественной войны семиреченские госпитали славились необычным и удивительно эффективным лечением. Выздоравливающие бойцы здесь питались по специальной диете.

Чистейший воздух, свежий кумыс и знаменитый апорт творили чудеса – уже через пару недель реабилитации солдаты вновь рвались на передовую. Одним из известных садоводов, снабжавших в то время раненых яблоками, был Александр Баденко, тоже фронтовик. Он, как никто другой, знал о целебной силе душистых фруктов. Сегодня в том же Талгарском районе Алматинской области выращивает яблоки его сын – Юрий Александрович Баденко. Из всех заветов своего отца Юрий Баденко особенно дорожит одним: «Не вмешивайся в жизнь сада, не пичкай его химией! Природа дает нам болезни, но она же дает и силы их победить».

– Юрий Александрович, неужели действительно обходитесь без химии?

– Не просто обхожусь, но считаю применение пестицидов и прочих ядов вреднейшим делом! Поймите, внесение растворимых минеральных удобрений можно рассматривать как силовой прием, заставляющий растение вне зависимости от его желания поглощать большое количество легкодоступных веществ и быстро расти. Такое растение дает большой урожай, но оно очень чувствительно к вредителям и болезням. В почве, не отравленной химией, обитает громадное количество бактерий, червей и прочей живности. По массе это примерно 40 тонн, что равно стаду коров в сто голов. Зачем, спрашивается, сюда еще что-то добавлять? Но сказать, что я выращиваю яблоки вообще без прикормки, было бы неправильно. Весной я «сдабриваю» землю куриным пометом и добавляю немного калия – для того чтобы фрукты дольше лежали. Остальное делает наша природа.

По мнению садовода, для выращивания фруктов лучше горного климата Заилийского Алатау найти трудно. Так, для яблока, чем континентальнее климат, тем лучше. Кроме того, у нас ночью горячий воздух поднимается в горы, а взамен ему в долину стекают прохладные бризы, и эта разница отражается на вкусовых качествах яблок.

– Недавно я был в очередной раз в Китае, – продолжает Баденко. – Знаете, как там выращивают яблоки? Огромное поле – для отправки на экспорт, а маленькая деляночка – яблоки, как говорят на Украине, «для сэбе». Так вот в этих яблоках «для сэбе» вы не найдете ни грамма химии. А в тех, что уходят за границу, часто трудно найти и само яблоко. Да что там Китай! Я проехал всю Европу, и в каждой стране первым делом бежал на рынок – пробовать яблоки. По килограмму их съедал разных сортов, и уверяю: таких вкусовых качеств, как у наших алматинских, нет нигде. Ко мне часто приезжают посмотреть на хозяйство фермеры из стран Средней Азии, были израильтяне, алжирцы, американцы. И вот недавно один американский садовод попробовал наш местный, выведенный казахстанскими учеными, сорт «Восход». Так у него буквально глаза разошлись в разные стороны от восторга: сок из яблока брызжет во все стороны, а он стоит и руками разводит... Вот что делают наши горы!

– А американские сады на наши похожи?

– Конечно, нет. Если вы увидите их яблони, вы их не узнаете. Там система культивации другая: оставляется только один ствол без веток, и на этом стволе яблоки растут, как на облепихе. Поэтому деревья там садятся через 60 сантиметров и к каждому проведено капельное орошение. Кстати, тот же американец был крайне удивлен, когда увидел, что трава в саду у нас косится, но не вывозится. Она создает тот самый естественный компост, которым и питаются деревья.

Здесь нужно сказать, что до всех этих садовых премудростей Юрий Баденко дошел далеко не собственным опытом. Он стал садоводом только в 50 лет и, как это часто бывает с новичками, начал с неудачи, которая чуть не довела его до инфаркта. В 2002 году, когда сад только закладывался, в мае ударили морозы, и большая часть деревьев погибла. В отчаянии Баденко кинулся к ученым: спасите яблони! Эксперты из КазНИИ виноградарства и плодоводства, осмотрев саженцы, посоветовали применить специальный метод подрезки, который спас замороженные, но еще живые яблоньки. С тех пор дружба с учеными из института продолжается. Это стало взаимовыгодным сотрудничеством: ученые консультируют садовода, а сами имеют возможность на садах Баденко защищать кандидатские, проводить исследования, ведь своих садов у института практически не осталось. Именно сотрудники института научили Юрия Александровича выращивать яблоки без применения химии.

– Парадоксально, но прогрессивность Юрия Александровича проявилась в том, что он не был знаком с так называемыми канонами агронауки, которые многие понимают только как непременное использование ядохимикатов, – говорит кандидат биологических наук Вера Якушкина. – И мы его убедили, что нужно как можно меньше вмешиваться в жизнь сада. Согласитесь, что необходимость внесения в почву минеральных и химических удобрений была искусственно внедрена для получения прибыли отдельными лицами. Довольно легко напугать кариесом или заставить влюбиться в шампунь. Для продажи дорогих лекарств создается научная отрасль, но это окупается. Давно ясно: чтобы быть здоровыми, нужно втрое меньше кушать, есть пищу, питающую человека, больше двигаться и больше уважать себя. Но тогда чем прикажете заниматься врачам, производителям лекарств и продуктов? Всегда дешевле заплатить за создание науки, чем потерять производство. А нас ведь правильно учили: промышленный базис определяет нашу умственную надстройку.

После случая с заморозком Юрий Баденко стал называть себя почвенником-философом. Вот его некоторые парадигмы:

– Сад – наш сожитель. У растений есть свои представления о том, как жить и выживать. Борьба с беспорядком никогда не приводит к порядку. Это один из принципов разумности. Любой беспорядок создается, а не существует сам по себе. И создаем мы его сами. Например, мы создали формы растений, чудовищно устойчивые к любому железу (лопата, плуг и т.д.) и к любым видам уничтожения. Теперь мы называем их сорняками. Так же создавались болезни и вредители, устойчивые сейчас к сотням химикатов. Мы боремся с засухой, сорняками и истощением и одновременно продолжаем создавать их, перекапывая почву. Отсюда вывод: борьба – вид неразумия. Любая борьба изматывает и дает лишь иллюзию победы. Есть способы обходиться без борьбы – это создание из своего сада или огорода разумного живого организма, где все находится в гармонии и помогает друг другу в росте, защищает от вредителей.

Эти отвлеченные мысли на практике выглядят следующим образом: сверху почва должна быть прикрыта слоем перегноя, а обработка сводится к подрезанию сорняков. В таком режиме почва прекрасно рыхлит сама себя и плодородие ее «оживает». Нужную температуру в почве и углекислый газ создает перегнойная мульча. Почва, прикрытая мульчой, все лето остается достаточно прохладной. Если содержание углекислого газа в воздухе поднять до 15–20 процентов, урожай может повыситься в полтора раза. Выход опять же в перегнойной мульче. Мульча и совмещение культур существенно подавляют сорняки, а рыхлость перегноя облегчает обрезку сорняков. Сорняки не выпалываются начисто, а сдерживаются до безопасной густоты, а потом превращаются в перегной. Так снижается проблема сорняков. Перегной можно создавать из скошенных сорняков в компостной куче. Так же с помощью одной деревянной сохи выращивали фантастические урожаи древние земледельцы Месопотамии и Египта. Так же выращивал необыкновенные яблоки и кормил ими раненых во время войны и отец нашего героя.

Остается только добавить, что дело садовода-фронтовика Баденко продолжается и сегодня. Уже десять лет каждый сентябрь воспитанники Талгарского детского дома получают в подарок большой грузовик, полный ароматных красных яблок. И без всякой химии.

Задать вопрос автору