Рожденный свободным

Олег Белялов – фотограф, иллюстратор, орнитолог-любитель. Человек свободной профессии, который стремится зафиксировать и понять скрытые закономерности Вселенной.

Далеко не каждому дана возможность наблюдать зверей и птиц в их естественной среде обитания. Большинство из нас может увидеть их свободными только на фото или в кино. Но есть избранные люди, которые эти фотографии и фильмы делают. Их внутренняя свобода и стремление к познанию мира открывают им заповедные пути к тайнам бытия.

– Каким был ваш путь к своей профессии?

– Он не был тернистым. Мой путь в фотографии начался со съемки птиц. Я не профессиональный орнитолог, но моя главная страсть – это птицы. Хотя природа интересна мне во всех своих проявлениях – я много снимаю зверей, пресмыкающихся, растения и, конечно, разнообразные ландшафты. В принципе, я не анималист, а скорее фотограф-натуралист. Это старомодное понятие меня вполне устраивает. Хотя фотография, как профессия, мне была интересна в самых разных проявлениях. Было интересно попробовать себя в разных жанрах. Профессия обязывает заниматься не только тем, что тебе хочется, но и тем, за что платят. В общем, приходилось и приходится снимать практически все – и репортажи для журналов, и иллюстрации для кулинарных книг, и промышленные объекты – заводы, нефтяные месторождения, и даже фотомоделей на подиумах. Я рассматриваю это как полезный опыт. Хотя я всегда стремился быть свободным художником и делать то, что мне по душе.

Еще мне с детства нравилась история. Это определило и одно из направлений в занятии фотографией. Многие книги и фотоальбомы, посвященные истории Казахстана, проиллюстрированы моими фотографиями. Я снимал очень много исторических архитектурных памятников нашей страны и музейных экспонатов, участвовал в археологических экспедициях. Мне также очень интересна живая репортажная съемка людей в их естественных бытовых условиях, которую не совсем точно принято называть этнографической.

– Получается, что детское увлечение природой сделало вас фотографом?

– Да, это так. С 10 лет я посещал юннатский кружок при Алматинском зоопарке. А с 14 лет, во время школьных каникул, уже участвовал в настоящих научных экспедициях. Зоология требует фиксации объекта исследований. Например, в орнитологии – это гнезда, сами птицы, птенцы, их повадки, места обитания. На день рождения в 10 лет мой дядя – моряк-подводник Геннадий Владимирович Цветко, подарил мне фотоаппарат «Смена-7». До сих пор помню свой первый кадр – собственный аквариум с рыбками. Следующими кадрами были птицы в зоопарке. Но снимать животных таким фотоаппаратом практически невозможно, и через три года мама купила мне «Зенит-3м». С тех пор я не расставался с фотоаппаратом никогда.

Без сомнения, на мои интересы очень серьезно повлиял отец – Вячеслав Алиевич Белялов (1936-2004), который был кинооператором и режиссером, снимал фильмы о природе Казахстана. К сожалению, родители не смогли сохранить семью, и разошлись, когда мне было всего шесть лет. Как и все мальчишки, я тянулся к отцу. Мне было интересно все, чем занимался он – горы, животный мир, путешествия. Уже в школьные годы, на каникулах, я часто бывал с ним на съемках. После окончания школы я работал в Институте зоологии, дважды пытался поступить в университет. Но поскольку кроме природы меня тогда мало что интересовало, экзамены я проваливал. Учеба в институте казалась мне скучной, хотелось заниматься только любимым делом. Отслужив в армии, я пару лет проработал в Институте зоологии лаборантом, после чего устроился на «Казахфильм» – ассистентом оператора у отца.

– По сути, первым учителем в профессиональной фотографии был ваш отец?

– Профессионально – да. Хотя в детстве я пытался что-то делать самостоятельно, но это было просто увлечение, без осмысленного действия. Просто хотелось запечатлеть что-то на пленке. Уже став ассистентом, на практике осваивал законы композиции, работу с разной оптикой. Многие профессиональные навыки мне привил отец.

– Ваш отец занимался документальными фильмами о природе?

– Да, он был документалист, хотя снял и два игровых фильма. Он создал около пятидесяти научно-популярных фильмов, в основном о дикой природе Казахстана. Таких операторов-анималистов, как мой отец, в Советском Союзе можно было по пальцам пересчитать. Если быть точным – шестеро. Отец был лауреатом различных престижных премий и достаточно известным специалистом в своей области.

– А почему вы увлеклись именно птицами?

– Я не знаю. Сначала был какой-то интерес ко всему живому. По рассказам мамы в детском саду я любил наблюдать за муравьями и птицами. Именно она заметила этот интерес и подарила мне книжку – «Птицы Алматы» 1968 года издания. Это было отправной точкой. Позже я познакомился с автором книги – Икаром Федоровичем Бородихиным, с которым дружу по сегодняшний день. Мне повезло, уже в 14 лет я попал в настоящую орнитологическую экспедицию. Мой учитель – известный орнитолог Анатолий Федорович Ковшарь. Именно под его руководством я стал серьезно интересоваться биологией птиц.

– А как отражается ваше научное увлечение птицами уже в профессии фотографа?

– Наверное, в «академическом подходе» ко всему, что я делаю. Я люблю порядок. Иногда моя дотошность раздражает моих друзей и коллег, потому что я и их заставляю этим заниматься. Я считаю, что люди посланы на Землю, чтобы все узнать и упорядочить, разложить все знания по полочкам.

– Такая у вас миссия?

– Да. Но у некоторых людей есть, видимо, противоположная миссия – все разрушить. Они оправдывают свои действия смутными утверждениями, что Вселенная – это хаос. Хотя в этом кажущемся хаосе при внимательном наблюдении проявляются совершенные закономерности – четкий порядок. Мое изучение птиц – это систематизация знаний, попытка зафиксировать и понять эти скрытые закономерности. Поэтому в книгах, где я участвую, я позиционирую себя не просто как фотограф, а как иллюстратор.

– Почему? В чем разница?

– Мне важно, чтобы в книгах, где будут использоваться мои фотографии и где будет стоять моя фамилия, все было названо и классифицировано правильно. Независимо, к какой тематике относится это издание – зоология, ботаника или археология. Я всегда интересуюсь объектом своих съемок, узнаю о нем как можно больше информации. Многие считают это занудством.

– Я вижу очень четкую связь между вашей миссией и профессией. Слово «фотография» буквально означает «светопись». Иллюстратор – это тот, кто освещает. В самой природе света заложен четкий порядок – все цвета в нем упорядочены. То есть вы человек света.

– Интересное наблюдение, но многие считают меня мрачным типом. Возможно, потому что я не конформист и это часто не нравится. Особенно сегодня, когда популярна тотальная толерантность. Хотя, как это ни неприятно мне осознавать, умение приспосабливаться к окружающей среде – один из природных способов выживания. Практически все свои поступки всегда можно оправдать нашим животным происхождением. У меня вообще синкретическое отношение ко всему, что происходит. Я верую, что есть Бог. Но при этом я признаю теорию эволюции. Я не вижу ничего оскорбительного в том, что человек имеет животное происхождение. Просто в процессе развития человек обрел то, чего нет у животных. Мы способны познавать и изменять мир. И это очень важно. И я очень рад, что благодаря своей профессии занимаюсь познанием.

– То есть, вы не жалеете, что стали фотографом?

– Я очень рад, что выбрал именно эту профессию. Не понимаю людей, которые жалуются на свою работу и постоянно рассказывают о своих трудностях. Всегда хочется сказать: «Но ведь ты же сам выбрал этот путь. А если он слишком сложен, найди полегче, по своим силам».

– Судя по вашим словам, для вас фотография – это не просто профессия, это образ жизни.

– Конечно, моя профессия дает возможность много путешествовать, общаться с разными людьми, видеть много нового и интересного. Это мой способ миропознания. Все люди по природе собиратели и коллекционеры. Только собирают разные вещи. Я вот собираю знания о природе и человеке, впечатления, образы, и стараюсь их систематизировать. Мне повезло в жизни, – я точно знаю свое призвание – запечатлеть природу Казахстана и показать ее людям. Сегодня изданы уже десятки книг и альбомов с моими фотографиями. Помимо работы над книгами я часто пишу статьи в журналы, где делюсь своими наблюдениями и впечатлениями. Постоянно пополняю архив новыми фотографиями, потому что знаю, что когда-нибудь они обязательно понадобятся для новых проектов и книг. Невозможно быстро сделать серьезную книгу, например, о растениях Казахстана. Их тысячи, они растут в разных регионах и цветут в разное время. На их съемки уходят годы.

– Далеко не каждому удается достичь успеха. Как вам это удалось?

– Успех приходит к тем, кто к нему идет. Да, я участвую в замечательных проектах, о которых когда-то можно было только мечтать. Сейчас мы с моим другом Николаем Постниковым работаем над серией фотоальбомов, посвященных каждой области Казахстана – «Краски Великой степи». Очень красивый, дорогостоящий и амбициозный проект – показать весь Казахстан в 14 больших фотоальбомах. С нами в команде замечательный поэт – Бахыт Каирбеков – он пишет стихи, которые придают нашим фотографиям совершенно необычный, порой неожиданный смысл. Это семь лет интереснейшей работы, из которых три мы уже завершили и приступили к четвертому. Другой, очень важный для меня проект – совместная работа с известным казахстанским фотографом Фархатом Кабдыкаировым. Мы работаем над серией книг, посвященных природе Казахстана. Также я продолжаю участвовать в работе над иллюстрациями к книгам казахстанских археологов. И, как уже многие годы, мы много снимаем растения вместе с ботаником Анной Андреевной Иващенко, с которой мы издали не одну книгу о нашей флоре.

– Безотказно действует старая формула – сначала вы работаете на имя, а потом имя работает на вас.

– Да, ничего просто так не приходит в нашу жизнь. Серьезное дело доверяется тому, кто способен его сделать. Например, чтобы осуществить проект такого масштаба, как «Краски Великой степи», надо уметь не только аппаратурой правильно пользоваться. Но и точно знать то, что ты собираешься снимать.

– Вы много видите и фотографируете красоту природы, скажите, вы помните, что вас восхитило впервые?

– Сейчас меня трудно чем-то удивить, чтобы я упал от восторга. А вначале восхищало все, особенно лет до 20-ти. Конечно, я много чего еще не видел на нашей Земле и поэтому при любой возможности стараюсь отправиться в дальние страны, чтобы встретить там новых птиц, иную культуру. Жаль, что побывать везде в течение одной человеческой жизни практически невозможно. Поэтому мечтаю побывать хотя бы на всех материках и увидеть глобально их сходство и различия, чтобы понять великие природные закономерности.

– По-вашему выходит, что профессия фотографа предполагает наличие обширных знаний и постоянное желание их получать?

– Хотелось бы, чтобы все так думали. Можно сказать, если хочешь каждый день делать открытия, то смотри на мир открытыми глазами. А мы, фотографы, смотрим еще и в объектив, и поэтому способны увидеть гораздо больше, а при желании и больше понять.

– И показать другим людям. Возможно, именно благодаря вам они увидят красоту, задумаются и поймут великие божественные закономерности, скрытые в хаосе.

– Мне кажется, что большинство современных фотографов – это гипер-амбициозные люди, которые самореализуются в этой профессии. Все лучшие и гениальные. Смотришь в соцсетях, сегодня он фотограф, завтра уже фото-художник, а через месяц уже открывает курсы по обучению фотографии. Заполняя анкеты, я честно пишу – фотограф. И кроме списка моих работ, никаких регалий у меня больше нет. Я нигде не учился и нигде не преподаю. Самое ценное, что мне было дано – это общение с настоящими профессионалами своего дела, с великими зоологами, художниками, фотографами. Я читал и продолжаю читать много книг.

– Я тоже считаю, что настоящее образование – это внутреннее желание человека, которое осуществляется благодаря силе его намерений достичь поставленной цели.

– Но я никому не советую идти моим путем. Если бы в свое время я получил высшее образование, закончил институт, мне было бы гораздо легче реализовать многие из моих идей. Просто когда-то мне было лень изучать массу ненужных, с моей точки зрения, дисциплин. Тогда меня интересовала только орнитология. Мой сын Алексей получил хорошее базовое образование – факультет графического дизайна. И сейчас, в свои 30 лет, он, на мой взгляд, достиг гораздо большего, чем я в его годы. И я горжусь им.

– Скажите, а профессия фотографа больше мужская, чем женская?

– Я думаю, что эта профессия гендерных различий не имеет. Я знаю много очень известных женщин-фотографов. С появлением цифровой техники, которая облегчила многие технические процессы, их стало намного больше, чем раньше. У женщин свой, отличный от мужского, взгляд на большинство тем. И этим их работы мне очень интересны.

– Фотографы часто рискуют ради хорошего кадра?

– Я никогда не буду осмысленно рисковать жизнью ради удовлетворения своих амбиций. Конечно, когда снимаешь диких животных, может возникнуть и экстремальная ситуация, и важно быть готовым к адекватной реакции. Это настоящая охота, и здесь нужно хорошо знать повадки животных, которых хочешь снять. И мне это интересно. Я искал профессию, которая позволит мне заниматься тем, что я люблю, и нашел ее. Да, у меня никогда нет полной уверенности в завтрашнем дне. Мне никто ничего не гарантирует. Только я сам и мое желание работать. Но зато я свободен, как птица.

Фото из архива Олега Белялова

Задать вопрос автору