Неземные ощущения

Ержан Оспанов, Президент корпорации YerTargyn, считает себя убежденным оптимистом…

Оказалось, полеты на небольшом спортивном самолете не сравнимы по ощущениям с перелетами на огромных лайнерах. И Ержан принял простое решение: купить самолет и научиться летать самому.

– Правда, мне пришлось найти весомые доводы, чтобы убедить производителей Euro Star выполнить мой заказ как можно более срочно: они могли продать мне самолет только через год, когда выполнят крупный заказ для США. Решающим аргументом стал тот, что в огромном Казахстане это будет первый такой самолет, что станет сильным рекламным ходом для любителей малой авиации в нашей стране. И очень скоро у меня уже был свой самолет.

– Вас поддержали родные в вашем экстремальном увлечении?

– Многие, в том числе брат и наши «летающие» друзья, отговаривали, убеждая, что это очень опасное хобби. Но знаете, я с детства всегда просчитывал свое время и свои шаги, касалось ли это распорядка учебы, домашних дел или занятий спортом, – это такая черта характера. И позже в бизнесе я так же строил свою деятельность. А в авиации быть дисциплинированным до мелочей – это важнейшее условие безопасности полета. Мне удалось убедить родных, и вот я уже пять лет за штурвалом самолета.

– Неужели все так просто: захотел, купил, полетел?

– Сильное желание – это очень важно. Но надо иметь в виду, что пять лет назад в нашей стране не то что аэропорты, техническое обслуживание и т. п. не были готовы к развитию малой авиации, но и законодательство. Пришлось нам, пока еще немногим любителям, брать на себя инициативу, и теперь в Казахстане, пожалуй, самое продвинутое по сравнению с другими странами СНГ законодательное обеспечение. Здесь, в аэропорту Бурундая, где стоит мой ангар и ангары других небольших авиакомпаний, тоже многое пришлось делать самостоятельно.

– Но, судя по всему, одним самолетом дело не обошлось?

– Чуть позже я приобрел вертолет – Eurоcopter EC 130 В4. Это современная, надежная и очень маневренная машина. Летать над горами на нем – огромное удовольствие, тем более что конструкция и звукоизоляция кабины делают полет очень комфортным.

– При вашей загруженности, как часто Вы находите время для полетов?

– Без полетов я просто не могу. Стараюсь летать почаще. Если ты что-то очень любишь, что необходимо тебе для полноты жизни, найти возможности не проблема. Я, например, нахожу время для очень многого. Я все успеваю. И во многом это благодаря тому, что я с детства серьезно занимался различными видами спорта, боксом. Спортивно-боевые виды единоборств, безусловно, помогают формировать мужской характер.

– Но Вы ведь и продолжаете им заниматься? Причем не одним только этим видом спорта?

– Вы знаете, спорт и полноценный отдых, от которых получаешь удовольствие, – это правильные вложения в бизнес. Я люблю занятия, которые требуют серьезных нагрузок и отдачи. Например, это бег по скалам, горные лыжи, гонки на экстремальной технике – автомобилях, квадроциклах, скутерах, снегоходах. Это охота и стрельба, где для меня главное – неформальное общение с людьми и близость к природе. Вы спросите, при чем тут вложения в бизнес? За такие насыщенные выходные мы успеваем соскучиться по работе, возвращаемся с новой энергией. На отдыхе нередко приходят решения самых, казалось бы, нерешаемых вопросов. Так бывало не раз: мы вернулись и за какие-то минуты приняли оптимальное решение.

Спорт учит понимать, что все время выигрывать невозможно. Он учит также достойно проигрывать. Проанализировать свои ошибки, собраться с силами и – вперед.

– Ержан, а откуда у Вас такая любовь к скорости? Ведь Вы выросли в селе, где жизнь неспешна, торопиться некуда?

– Это не совсем так, ведь у сельчан столько забот, что дай бог все успеть, если даже встанешь с рассветом. А кроме того, я всегда любил лошадей. И хочу особенно подчеркнуть, что даже сейчас, когда я могу приобрести самого высокопородного коня, предпочитаю лошадей казахской породы. За природную силу, за ум, за чистоплотность, за преданность. Мой конь позволит подойти к себе только мне. В нем столько неукротимой энергии, что ему трудно устоять на месте: я только успеваю поставить одну ногу в стремя и прижаться к его спине, как он уже летит вперед, как ветер! О своем любимце и вообще о лошадях казахской породы я могу рассказывать бесконечно. Тем более, что я серьезно занимаюсь их разведением.

– Сегодня Вы уже многого добились. Есть ли у Вас чувство удовлетворения?

– Удовлетворение есть. Нам многое удалось. Но я очень самокритичен, требователен, прежде всего, к себе. Мне хочется, чтобы все получалось в идеале, как можно лучше. Мы даже не предполагали, что вернемся в другой роли в свой родной аул, что у нас будут свои табуны лошадей, что будем помогать своему району. Когда о чем-то очень заботишься, начинаешь ценить это еще сильней. Мне кажется, сегодня я еще больше люблю лошадей и вообще все, что связано с селом.

– А есть что-то, чего Вы пока не успели выполнить?

– Конечно, есть. Но чем больше успеваешь, тем богаче себя чувствуешь, и я имею в виду сейчас не материальные ценности. Недавно, например, научился играть на гитаре и петь, хотя мне раньше казалось, что это совершенно не достижимо. Когда я решил научиться, то пригласил к себе профессионалов, и в первый вечер они вышли из моего кабинета в одиннадцать вечера еле живые, а через три дня я пальцы стер чуть не в кровь. Но теперь петь бардовские песни и аккомпанировать себе могу уверенно. И часто пою в полете.

Если говорить не о бизнесе, то я хочу освоить высший пилотаж, а значит, нужны другой самолет и специальная подготовка. Все это и еще многое другое у меня впереди. 

Фото: Николай Постников

Задать вопрос автору