Нет ничего неисправимого

Жаугашты Набиев, председатель Совета директоров АО «Казахстан Коммерция». Он – один из тех, кто стоял у истоков экономики молодого государства.

Жаугашты Набиев – известная личность в Казахстане и за его пределами. Как бизнесмен и гражданин – безусловный ориентир. Побывал в 270 городах мира, устанавливая деловые связи с иностранными партнерами.

– Свидетели первых лет независимости вспоминают, что, с одной стороны, многие находились под влиянием эйфории от свободы, а с другой – было как-то страшно…

– Могу сказать о себе: шока или какого-то особого страха у меня абсолютно не было. Потому что уже погрузился тогда в независимую деятельность. Еще 15 сентября 1989 года я по собственному желанию ушел из правительственного аппарата и одним из первых в стране вышел «в свободное плавание». До тех пор у меня значилось всего три строки в трудовой книжке: работа на производстве, в министерстве и в аппарате правительства. Получив одобрение главы правительства республики, я создал внешнеэкономическую ассоциацию «Казахстан Коммерция», которую тогда пришлось регистрировать в Москве. Советский Союз на тот момент еще не распался. Вот так и получилось, что по возрасту старше «Казахстан Коммерции» в нашей стране организации нет.

А когда вернулся из Москвы – открыл языковую школу для компании, стал организовывать представительство за рубежом, и через год открыл его в Лондоне. А еще ровно через год Нурсултан Абишевич Назарбаев, прибывший с первым визитом в Англию, посетил наш офис. Мне запомнились его слова, что Казахстан, как независимое государство, должен быть достойно представлен за границей, и наша ассоциация «Казахстан Коммерция» – это первый шаг.

– Что было самым сложным для Вас? Какие сомнения, переживания Вы испытывали?

– Тогда мне даже в силу возраста было не до размышлений. Но сегодня я говорю и детям, и другим молодым: человек должен служить своему делу. И тогда дело тебя не забудет, а уже за этим придут материальные блага и уважение людей. Еще работая в правительстве, по долгу службы, я был лично знаком с деятельностью предприятий союзного подчинения и прекрасно владел всей информацией. Именно это помогло мне так быстро создать внешнеторговую ассоциацию, объединив около тридцати предприятий. Мы первыми стали вывозить наших директоров за границу для установления прямых связей. И в Казахстан привозили иностранцев, на наши комбинаты и месторождения, хотя еще совсем недавно об этом даже помыслить было нельзя. Мы поднимали многие предприятия с помощью ассоциации, привозили новое оборудование, сырье, и они работали.

– Ваш вид деятельности был одним из решающих для экономики республики и всегда требовал профессионалов. Как же произошло, что Вы перестали этим заниматься?

– Без ложной скромности, в этой отрасли я был тогда, пожалуй, наиболее понимающим человеком. По моему опыту: иностранцы после развала Союза, может, нашу страну еще и не знали, но наши заводы знали отлично. Многие даже не знали, где Казахстан расположен географически, но «Джезказганцветмет», «Балхашмедь», Титано-магниевый комбинат и другие предприятия прекрасно знали. Поэтому поначалу в Лондоне мне приходилось жить больше, чем в Алма-Ате: каждый день масса встреч и переговоров…

А перед визитом президента, как я уже вспоминал, вообще кошмар был: самые крупные мировые бренды просто одолевали нас в надежде на встречу. Одной из самых важных, которую я не могу не отметить, была встреча с главой компании «Лонро» Тони Роуландом. Рассказывали, что когда он входил, королева приветствовала его стоя. Его холдинг объединял 1 200 различных компаний. И среди них – Harisson & Sun, которая всем африканским государствам разрабатывала и изготавливала деньги. Оттуда, с 1992 года, начинаются и новые казахстанские деньги.

Президент тогда не раз акцентировал, что внешнеэкономическая деятельность – это главное направление, от успеха которого так много зависит в нашей экономике.

– Вы также внесли свою лепту в становление финансовой системы, вы успешны в бизнесе.

– Да, в сентябре 1991 года я создал «Казкоммерцбанк». А потом были еще и KZI банк, и «Тексакабанк». До 1995 года ассоциация «Казахстан Коммерция» была мощной государственной организацией, но потом исчерпала себя. Я задумался, как и где лучше применить свой потенциал. Стал учредителем авиакомпании, телеканалов «КТК» и «Алма ТВ», Актауского порта, четырех банков… Поскольку в то время я был председателем совета директоров «Казкоммерцбанка», как-то ко мне за кредитом пришли представители холдинговой компании «КАТЭП», обслуживающей атомные рудники. Но я, прежде чем принять решение, в это дело вник и понял, что просто кредитом здесь ничего не изменить. Горжусь, что лучшая компания страны – «Казатомпром» создана с моим непосредственным участием.

Сегодня все знают, что почти 25% мирового урана находится в нашей стране – огромное богатство. Его большая часть приходилась на месторождение «Инкай», которое тогда передали, без согласования с АО «Казатомпром», консорциуму германско-канадской компании. Я тогда выдержал не одну стрессовую ситуацию, чтобы вернуть обратно месторождение. Но все же, я убежден, нет ничего неисправимого. Многие развивающиеся страны тоже допускали подобные ошибки, передавали свои нефтяные и другие месторождения, но потом вернули. И ничего, никто не ушел из этих стран, продолжают работать в новых условиях. А Казахстан – слишком перспективная страна для иностранных инвесторов, но и достаточно самостоятельная, чтобы защитить свои национальные интересы.

Фото: Илья Алешковский

Задать вопрос автору