Неистовый Алихан (3). Борьба за автономию

Алихан Букейханов – казахский общественный деятель, преподаватель, журналист, этнограф. Один из лидеров партии «Алаш», комиссар Временного правительства по Казахстану. Председатель Алашской автономии с 1917 по 1920 годы.

Алихан Букейханов

«Сейчас можно только удивляться многим прозорливым идеям и мыслям выдающейся горстки интеллектуалов, которые в начале уходящего столетия объединились под флагом «Алаш Орды». Они верили в то, что сейчас медленно, но происходит. В одном они оказались наивными – не все их потомки будут ради народа идти на жертвы, отвечать перед людьми за свои деяния. Они были такими же идеалистами, какими в свое время были декабристы в России».

Из книги Срыма Букейханова «Нельзя о прошлом позабыть».

Программа партии кадетов А. Н. Букейханову казалась наиболее близкой к его политическим взглядам. Некоторые ее члены рассматривали будущее России в ее федеративном устройстве, разделенной на автономные субъекты, но соединенные единой конституцией.

В «самарский период» его земляки – семипалатинцы, избирают его своим представителем на первый съезд мусульманских народов России, «Мусульманский съезд», проходивший в Санкт-Петербурге в июне 1914 года, на котором присутствовали представители 10 народов (35 депутатов и 6 членов Государственной Думы).

В 1916 году истекает срок ссылки в Самару, но в возвращении в Омск Алихану отказывают. Он поселяется в Оренбурге и включается в общественную жизнь города и всего Степного края. В том же году уже в новом городе его избирает народ своим гласным в городскую Думу. Таков был его авторитет в народе.

Большие надежды Алихан связывал с Февральской буржуазной революцией: к власти пришли либералы (Милюков, Чхеидзе, Керенский) и появилась надежда на автономию. К тому же в апреле Алихан назначается Комиссаром Временного Правительства по Степному краю. Но иллюзии быстро растаяли, и изменилось его отношение к окружавшим его собратьям и товарищам. После прихода к власти его товарищи по партии и масонские «братья» отказывают ему в создании автономии – республики «Алаш», желая теперь «сохранить империю в ее границах».

Алихан Букейханов

Алихан и его внук Искандер

Возмущенный этим и разочаровавшийся в бывших своих соратниках, Алихан выходит из рядов кадетской партии и отказывается от своих масонских обязательств. Он активно начинает заниматься организацией национальной партии «Алаш». В это же время он участвует в съезде сибирских автономистов в Томске, где было принято решение о предоставлении автономии казахскому народу в составе Сибирской республики.

В декабре 1917 года в Оренбурге состоялся Второй учредительный курултай казахов, на котором была провозглашена первая автономия – «Алаш Орда». Единогласно его первым председателем избирается Алихан Нурмухамедулы Букейхан. Это было историческое событие. Впервые со времен хана Жаныбека было создано казахское государство. Недолгой, однако, оказалась жизнь этого образования. Власть в России захватили большевики, и в стране началась гражданская война.

Алашордынцы оказались между красными и белыми, и вскоре перед правительством «Алаш Орды» и его лидером встал вопрос о выборе: продолжать бессмысленное сопротивление и кровопролитие или присоединиться к большевикам, которые обещали автономию национальным республикам.

Алихан Букейханов – единственный из лидеров «Алаш Орды», кто не согласился сотрудничать с Советской властью, хотя вышло Постановление Советского правительства об амнистии членов партии «Алаш» и согласии по их привлечению к сотрудничеству в советских учреждениях. За его «оппозиционные» взгляды по отношению к новой власти большевистское правительство приняло решение о высылке Алихана из Казахстана…

Отлучение от Родины

Его привезли в Оренбург и поместили в тюрьму вместе с М. Дулатовым. Ежедневно его допрашивали по пять-шесть часов. И вот однажды ночью приходят два солдата и приказывают Алихану выйти: «Нам надо вас доставить в Москву».

После приезда в Москву Алихана пригласили на прием к Сталину. Беседа была долгой. Сам Алихан рассказывал с улыбкой о том, как он старался избегать прямолинейности в своих суждениях. Он просто не знал, как поведет себя Наркомнац. И вот задается каверзный вопрос Алихану: «Каково положение коммунистов в ваших местах?».

Букейханов немного подумал и ответил: «Вы же знаете, что на востоке принято рассказывать притчами. Позвольте и мне рассказать одну. Конечно же, вы знаете о Ходже Насреддине. Однажды он приезжает на одно сборище и держит в руках подкову. Его стали спрашивать: «Что это у тебя в руках?». Насреддин отвечает: «Это же подкова к моему ишаку. Теперь для осуществления мечты мне не хватает только еще трех подков и одного ишака.

Вот так бы и я охарактеризовал положение коммунистов в Казахстане».

Сталин оценил восточный юмор и немного погодя сказал: «Побудьте пока в Москве. Я дал поручение товарищу Торекулову, чтобы он подыскал для вас квартиру и работу. У меня к вам одно требование: не возвращайтесь на родину и не выезжайте в Степь».

Алихан ушел, не возражая. Да и мог ли он в его положении что-либо говорить? Он остался один. Его отлучили от друзей, родных, от дела жизни.

Поселили его на Большом Кисловском переулке, доме 4, в коммунальной квартире №15…

Тем не менее, Назир Торекулов выполняет поручение Сталина и устраивает Алихана к себе на работу в Центральное издательство народов России. В 1926 году академик Александр Ферсман приглашает Букейханова принять участие в работе Особого Комитета Академии наук по исследованию Автономных и Союзных республик в качестве эксперта по Казахстану.

В этом же году в Адаевский уезд направляется группа сотрудников по изучению хозяйства, состояния экономики, природных запасов и культуры коренного населения. Букейханову было запрещено выезжать в степи, но руководители экспедиции посчитали, что опасения уже позади. Слух о том, что Алихан приезжает в уезд, уже разнесся по Степи. Земляки стали готовиться к его приезду. Поставили для Алихана в знак высочайшего уважения белую юрту. Беда была только в том, что узун-кулак понес по невидимому телеграфу новость и в органы власти. И вот 13 сентября Букейханова вновь арестовывают и отправляют в Москву, где помещают в Бутырскую тюрьму, где он отсидел 15 дней.

После освобождения он сам просится на прием к Сталину, чтобы тот из первых уст узнал о происшедшем. На этот раз встреча была холодной. Сталин напомнил ему: «Ты не забыл, о чем я говорил в прошлую встречу? Не надо было тебе выезжать в степь…».

После увольнения из Центрального издательства Алихан стал работать сразу в нескольких местах, пытаясь зарабатывать средства для семьи. Его утвердили в это время на должность профессора в Ленинграде в Университете. Он ездил в северную столицу по расписанию. Там он снимает квартиру на Пулковских высотах, недалеко от обсерватории. Студенты рассказывали о необычной методике Букейханова. В аудитории, где проходила встреча профессора и студентов, не было экзаменационных билетов. Стояла огромная ваза, в которой находился букет, составленный из цветов, веток кустарников, разных растений. Экзаменующиеся вытаскивали то или иное растение и должны были подготовить подробный ответ о нем. Даже в этом Алихан был оригинален.

Алихан Букейханов

1935 г.

…Наступило страшное десятилетие. С родины приходили ужасные вести об арестах его сподвижников. Он и сам ощущал изоляцию и свое одиночество. Квартиру на Большом Кисловском переулке все реже и реже посещали приезжавшие земляки. Боялись. Несколько раз приезжала жена Горького Екатерина Павловна Пешкова. В годы политических репрессий она организовала негосударственную службу «Красного креста»… Алихану она привозила записки от Ахмета Байтурсынова. Алихан в свою очередь передавал через нее продукты арестованному. Дочь Лиза говорила отцу: «Ты хоть понимаешь, как это опасно для тебя и нас?». На что он отвечал: «Мы давно уже себе не принадлежим. Это наша судьба…».

Ордер на арест Алихана был выписан 26 июля 1937 года.

Пришли глубокой ночью. Возглавлял наряд не кто иной, как сам Ежов. Курьезом было то, что Лиза училась с ним в гимназии. Ежов хорошо знал Алихана и не раз был в этом доме. С ним вместе пришел старший лейтенант Рядинов с нарядом сотрудников ГПУ. Было утро 27 июля. И опять Бутырка. Теперь уже это не те пятнадцать суток, что он отсидел после неудачной поездки в экспедицию в Адаевский уезд. На этот раз начались допросы с пытками, с бессонными ночами, непрерывной сменой допрашивающих следователей. Надо было заставить его признаться, что и в Москве он продолжал контрреволюционную деятельность против Советской власти, был агентом иностранной разведки. За три дня он осунулся, поседел и еще упрямей стали складки у рта.

Алихан Букейханов

Алихан перед расстрелом

Через два месяца после ареста ему, поседевшему, измученному, но сохранившему достоинство и честь, лидеру казахов двадцатого века зачитывается Приговор Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР:

«Предварительным и судебным следствием установлено, что Букейханов, являясь врагом Советского строя, в годы гражданской войны возглавил контрреволюционное движение казахской буржуазии и стал во главе КР правительства «Алаш Орда», а также вступил в контакт с Контрреволюционным Валидовским правительством в Башкирии для совместной борьбы против Советов. Будучи помилован Советской властью, Букейханов продолжал вести КР работу на идеологическом фронте, а также был связан с руководителями КР террористического центра в Москве и Казахстане. Таким образом, доказана виновность Букейханова в преступлениях, предусмотренных 58-8 и 58-11 ст. УК РСФСР.

На основании изложенного Военная Коллегия Верховного Суда СССР

ПРИГОВОРИЛА

БУКЕЙХАНОВА Алихана Нурмухамедовича к высшей мере уголовного наказания – РАССТРЕЛУ.

Приговор окончательный, обжалованию не подлежит и на основании Постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года приводится в исполнение немедленно».

Эпилог

Из книги Срыма Букейханова «Нельзя о прошлом позабыть»:

«Прошли годы. Иногда я спрашиваю себя: «Когда я стал чувствовать свой долг и ответственность за то, чтобы дела и мысли Алихана и других близких родственников стали известны большему кругу здравомыслящих людей?».

Скорее всего, тогда, когда увидел слезы моей тети Лизы, получившей в 1956 году очередной ответ из Военной прокуратуры, а утвердился в этом, когда впервые сам пострадал за родственную связь с ним.

В Казахстане, ставшем, наконец, суверенным государством, свои маяки. Вся жизнь Алихана была сконцентрирована на создании автономного государства, в котором все народы будут равными и казахи, наконец, не будут ущемлены в праве на развитие своей культуры, своего языка, своих традиций. В последние годы многое свершилось. Не все идет так, как грезилось ему и его соратникам. Но развитие народа не происходит по мановению волшебной палочки. Историю творят конкретные люди в конкретных условиях.

Алихан Букейханов

Приятным событием для всех наших родственников, интеллигенции, честных людей стало присуждение Международным фондом Абылай хана, Казахским обществом охраны исторических памятников истории и культуры и Фондом «Алтын Адам» Алихану Букейханову звания «Человека Столетия». При этом он был поставлен в списке десяти лауреатов первым. При вручении памятной медали и диплома мне предоставили слово, и я напомнил присутствующим слова, сказанные моим отцом, когда пришло известие о реабилитации Алихана: «Қудайға шукiр, аруақ риза болатын iс басталды! (Слава богу, наши предки начали улыбаться!)»».

Подготовлено по материалам книги С. Букейханова «Нельзя о прошлом позабыть»

Задать вопрос автору