Высоцкий в Шымкенте

Ежегодно 25 января, в день рождения актера и поэта Владимира Высоцкого, в Шымкенте проходит вечер его памяти. Такую памятную дату отмечают и в Алматы, и в Таразе, и во многих других городах бывшего СССР. Но для Шымкента есть свой почти родной Высоцкий и десятки воспоминаний о встречах с ним.

Все дело в том, что в 1970 году Владимир Семенович Высоцкий, приехав в Шымкент и Кентау, дал в этих городах 32 концерта. В холле шымкентской гостиницы «Ордабасы» (в то время она называлась «Восход»), где он прожил несколько дней, есть мемориальная доска, установленная поклонниками таланта Высоцкого. А в шымкентской филармонии даже хранится запись о том, что Владимир Семенович был зачислен артистом в ее штат. Это сделали, чтобы официально выплатить артисту гонорар за несколько концертов в двух городах. Директор тогдашней филармонии Зоя Шинжирбаева поплатилась за такую инициативу своим рабочим местом, зато вошла в легендарный список тех, кто был инициатором его приезда на юг Казахстана и тесно общался с самим Высоцким.

До недавнего времени мемориальная вывеска при входе в Центральный парк напоминала горожанам, что Высоцкий дал здесь несколько концертов. При реконструкции парка ее на время сняли, но обязательно восстановят.

Такой интерес к таланту и личности Владимира Семеновича в Шымкенте во многом подогревался и поддерживается ныне благодаря музею Высоцкого, кстати, единственному в Казахстане, основанному Павлом Кузнецовым. Этому человеку удалось не только собрать удивительную коллекцию раритетных экспонатов о творчестве Высоцкого, но и наладить тесную связь с высоцковедами по всему миру, родными артиста, московским музеем на Таганке.

Вот уже несколько лет, как ушел к своему товарищу на небеса основатель музея и инициатор проведения вечеров памяти Высоцкого. Однако Павел Кузнецов был настолько предусмотрителен и обеспокоен участью своего музея, что еще при жизни нашел себе надежного правопреемника. Не менее преданный поклонник таланта Высоцкого Марс Садыков, альпинист и бизнесмен, теперь продолжает традиции музея, являясь и директором, и официальным представителем казахстанского музея Высоцкого на встречах в Москве, где постоянно происходит обмен раритетными экспонатами. В театре на Таганке в музее Высоцкого есть ряд экспонатов, переданных из Шымкента, оттуда же идет пополнение коллекции шымкентского музея.

К примеру, одним из последних найденных открытий стало письмо 1963 года, которое Высоцкий отправил в Москву из Алматы, где проходили съемки фильма «Штрафной удар». В этом письме упоминается и «Чикмент», как его назвал Высоцкий, куда он хотел попасть в тот год. С этой же историей связан и еще один новый экспонат музея. В 1963 году в Алматы на Медео снимался фильм с участием Владимира Семеновича, а в прошлом году, на вечере памяти Высоцкого в Алматы к Марсу Садыкову вышла из зрительного зала женщина и подарила для шымкентского музея художественное полотно. На нем изображен каток «Медео» 1963 года – того года, когда на нем снимался фильм, и на этой работе есть даже изображение домика, в котором жила вся творческая группа. Дарительница представилась Ниной Михайловной Медведевских.

Что же хранится в музее Высоцкого в Шымкенте? Конечно же, это виниловые диски с его автографами, подаренные шымкентцам, фотоснимки, записи его бесед и выступлений, и многое-многое другое. Но есть и живые свидетели общения с Высоцким, из числа тех, кто был на его легендарных концертах в том самом 1970 году. И один из них – это Владимир Николаевич Маслюкевич, известный собиратель и популяризатор творчества Высоцкого:

– О Высоцком я узнал где-то в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов, – рассказывает Владимир Маслюкевич. – Тогда еще его фотографий нигде не было. Были известны только песни, но был также и запрет на их распространение. Но когда в 1968 году был показан фильм «Вертикаль» с его песнями о горах и альпинистах, то о Высоцком стали писать в прессе, и его творчество стало более доступным для нас. Знаете, когда мы слушали его честные песни, происходила какая-то необъяснимая терапия с нашими душами. Все негативные мысли исчезали, проходили страхи, и проявлялось мужество.

И вот в семидесятом году он приехал к нам в Шымкент. Я тогда был студентом, и мне удалось его сфотографировать в кинотеатре «Мир», где он выступал. Я взял с собой аппаратуру, освещение, и полез прямо на сцену. И тут мне сам Владимир Семенович задает вопрос: «Что ты тут блестишь? У нас на Таганке запрещено пользоваться вспышкой». А я отвечаю: «Ну, раз нельзя без разрешения, то можно я у вас сейчас разрешения попрошу?». Он говорит: «Ладно! Валяй!».

Так мне удалось сделать несколько хороших снимков с близкого расстояния. Все негативы сохранились в нашем музее Высоцкого, в музее на Таганке, и разошлись по всему миру. Я не контролировал этот процесс, и не пытался на этом заработать, потому что с большим уважением отношусь к тем, кто занимается популяризацией творчества Владимира Высоцкого. Мы все должны Высоцкому! Вдумайтесь только: билет на его концерт, который проходил в Шымкенте, стоил всего один рубль, а столько он нам отдал!

Ничего лучшего я не видел. И говорю об этом вполне осознанно. Такого концерта, как он тогда выдал здесь в Шымкенте, здесь никогда не было и не будет. Я говорю о его воздействии на души слушателей. Хорошо помню его первую песню «Над Бабьим яром», и как сразу пошли мурашки по телу. У него каждая точка, каждая интонация, каждая пунктуация работает. Высоцкого надо изучать, чтобы понимать, почему он кричит, почему надо рвать фразу «рвусь из сил», а не произносить ее нараспев.

Сегодня появилось много научных трудов по творчеству Высоцкого, в которых считаются все буквы, все рифмы. Но что такое поэзия? Есть такое определение, что это куб дымящейся совести, то есть оглашение человеком такого, что заставляет нас о чем-то задуматься, заставляет нас взбудоражиться. А что такое со-весть? Это весть от человека к человеку, обоюдная отдача. И Высоцкий обладал глубокой совестью и всегда чувствовал, о чем говорить с той или иной аудиторией.

Увы, сейчас почти все ангажировано золотым тельцом и каждый хапает-хапает, не понимая, что это болезнь и общество не может так развиваться. Ну, накопишь ты себе эти миллионы, а завтра умрешь, и что будут помнить о тебе? Жадность всегда губила совесть. Очистить души можно только искусством, а поэзия Высоцкого чиста и светла, и творчество Высоцкого – один из путей для самоочищения.

Еще один свидетель встреч и бесед с Высоцким, гость из Ташкента, член клуба авторской песни «Арча» Леонид Пузырев, известный в музыкальных тусовках мира как дядя Сэм. Он был лично знаком с Владимиром Семеновичем, пел с ним в Люберцах под Москвой в 1965 году, по сей день общается с сыном Высоцкого Никитой, а еще пишет песни в стиле Высоцкого. Но это не подражание, а живое товарищеское общение с Высоцким, которое, впрочем, не каждый сможет себе позволить.

– Да, я вырос с творчеством Высоцкого, – делится дядя Сэм. – И могу сказать, что самое главное в нем – это свобода мысли и искренняя критика происходящего, которую не мог в то время позволить себе никто другой. Он научил нас не бояться. Он научил нас дышать полной грудью. А в Шымкенте я впервые, и не пожалел об этом, потому что увидел таких сильных, талантливых и красивых людей, и, что показательно, их всех объединяет творчество Высоцкого.

В этом году Владимиру Семеновичу исполнилось бы 76 лет, он ушел из жизни в 42 года. Шымкент его помнит в 32-летнем возрасте. Ожидается, что в Центральном парке, где прошли его незабываемые концерты, скоро появится памятник. «У нас будет именно свой, свой шымкентский Высоцкий, такой, каким его запомнил наш город», – пояснил Марс Садыков. Сегодня скульпторы создают эскизы по фотографиям того периода, и вскоре парк будет еще больше напоминать о неразрывной связи творчества Высоцкого с Шымкентом.

Фото из музея Высоцкого в Шымкенте

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору