Возвращение мустанга

тарпан, лошадь Пржевальского

В Казахстане началась работа по восстановлению популяции древнейшей породы лошадей – лошади Пржевальского.

Эту породу лошади казахи называют «Тарпан», монголы – «Тахи». В древние времена на нашей планете обитали три вида тарпана – лесной, степной и собственно джунгарский тарпан (лошадь Пржевальского). Только последний вид дожил до наших дней – и то едва не исчезнув. Для науки его открыл в 1879 году полковник Николай Пржевальский в окрестностях озера Лобнор.

Хроника исчезновения

От домашних лошадей тарпан отличается плотным телосложением, недлинной крепкой шеей, недлинными ногами. Уши у него маленькие, а голова, наоборот, крупная и тяжелая как у осла. Отличительным признаком диких лошадей является жесткая стоячая грива без челки. Окрас лошадей Пржевальского – желтый и даже рыжий со светлым брюхом и мордой. Грива, хвост и ноги – черные.

В природе лошадь Пржевальского живет небольшими (по 10-15 голов) гаремными табунами, возглавляемыми косячным жеребцом. Она в общем хорошо переносит морозы, способна раскапывать снег в поисках корма. Это – последний представитель диких лошадей-мустангов, типичный степной вид, которому нужен открытый ландшафт, хорошие травостои и чистая вода.

тарпан, лошадь Пржевальского

Причина исчезновения этого вида проста – его всегда преследовали скотоводы из-за того, что жеребцы-тарпаны регулярно пытались уводить с собой косяки домашних лошадей. Что интересно: домашние кобылы с удовольствием примут ухаживания «диких любовников», зато степные лошади-красавицы никогда не подпустят к себе домашнего, пусть даже самого лучшего жеребца. Здесь нужно отметить, что самцы лошади Пржевальского, несмотря на свои скромные размеры, почти всегда побеждают домашних жеребцов часто за счет сильных укусов за ноги и различные участки тела.

Когда-то ареал обитания тарпанов простирался от Монголии до Альп, но в Европе лошадь Пржевальского уничтожили в незапамятные времена, а на территории нынешней России добили в XVI-XVII веках. В Причерноморских степях вид продержался до XVIII века, а в Казахстане и Монголии последние особи жили вплоть до 70-х годов XX века.

Заветная мечта

О восстановлении популяции лошади Пржевальского люди задумались 60 лет назад. Прицельные изыскания по возвращению этого вида в казахстанскую природу велись еще со второй половины 20-го столетия, в том числе и под эгидой Всесоюзного научно-исследовательского института охраны природы и заповедного дела, Казахского института зоологии и Главохоты Казахской ССР.

Однако славной мечте не дано было осуществиться. Ученые Германии смогли завезти несколько лошадей Пржевальского в заповедник «Алтын-Эмель» близ Алматы только в начале нынешнего столетия. Да и то… эксперимент по интродукции животных едва не кончился плачевно.

тарпан, лошадь Пржевальского

В 2003 и 2008 годах из Мюнхенского зоопарка к нам было завезено 14 особей лошади Пржевальского. О том, что произошло дальше, рассказывает директор Центра прикладной биологии, заместитель директора Ассоциации биоразнообразия Казахстана (АСБК) по науке Сергей Скляренко:

– Первых лошадей завезли из Мюнхенского зоопарка в 2003 году. Им не повезло: несколько особей погибли практически сразу. Две в результате пироплазмоза, полученного через укусы клещей, одной забили носовые ходы пиявки, еще одну съели волки. Так что из восьми животных 2003 года завоза в живых остался один жеребец и одна кобыла, а из шести лошадей 2008 года – выжили только четыре. И все же оставшаяся часть лошадей стала размножаться. Так, в 2007 году появились на свет два жеребенка, а через год – еще один. Так что к настоящему времени в национальном парке обитают всего 9 голов лошадей Пржевальского.

Историческая родина

И все же, несмотря на тщательный уход, в Национальном парке животным живется не очень-то привольно. По-настоящему на воле находится только часть животных: жеребец, две кобылы и их жеребята. Другие жеребцы содержатся или в загонах, или перегоняются под контролем с места на место, чтобы избежать контакта с гаремной группой. Причина – жестокие драки самцов из-за кобыл.

тарпан, лошадь Пржевальского

– «Алтын Эмель» хорош с точки зрения охраны, – продолжает рассказ Сергей Скляренко. – Но имеет недостаточную емкость угодий. Много лошадей там жить не сможет. Этим животным нужны участки с водой и хорошей травой, а там их мало. В основном – сухая полупустыня. Если пробурить скважины, можно разместить в нацпарке еще одну небольшую группу. Но даже в этом случае всегда будут возникать проблемы с молодыми самцами. Их надо отделять и увозить куда-то в другой «дом». И мы начали думать: куда?

Вопрос был, действительно, интересный. Нужно было найти такое место, где, во-первых, нет поблизости домашнего скота; во-вторых, имелось бы достаточно напоенных водой пастбищ; и в-третьих, это место должно находиться под хорошей охраной.

Есть еще и «в-четвертых» – так называемый «печальный монгольский опыт».

Дело в том, что несколько лет назад в МНР начали разводить лошадей Пржевальского. Все шло хорошо, и популяция животных насчитывала уже около ста тридцати голов. Но… одна суровая зима свела усилия ученых на нет: из-за бескормицы погибло 80% животных…

– Около сотни погибло, – с горечью констатирует замдиректора АСБК. – Там совпал ряд неблагоприятных факторов. Холодная зима – раз, очень многоснежная зима – два, вспышка неведомого заболевания у лошадей – три. Но главное – это обилие снега. Его было настолько много, что монголы на лошадях не могли пробиться! Они пытались завозить корма на лошадях (у них не было вертолетов и снегоходов) и не сумели доставить сено. Так погибли тарпаны…

тарпан, лошадь Пржевальского

«Большое славное дело»

Словом, место для новой родины тарпанов найти оказалось не так-то просто. Но недавно ученые Казахстана совместно с коллегами из Германии пришли к единодушному выводу: таким местом должен стать заповедник «Алтын Дала» близ Караганды – «историческая родина» тарпанов.  

– Там в радиусе километров пятидесяти нет домашних лошадей, – рассказывает наш собеседник. – Довольно большая территория, в настоящее время пустая. В советское время там были совхозы, теперь их нет. Людей мало, а вода и трава – хорошие. В короткий срок в парке «Алтын Дала» были построены вольеры, куда совсем скоро будут перевозиться как лошади из «Алтын Эмеля» и Германии, так и куланы. Когда можно ожидать приезда лошадей? Может быть в этом, а может быть, и в следующем году, полагает Сергей Скляренко:

– Сначала в вольеры завезут шесть лошадей. Сейчас эту группу выбирают из двух зоопарков Германии – Нюрнберга и Франкфурта. Кстати, мы учли монгольскую трагедию, поэтому в «Алтын Дала» сейчас завозятся снегоходы, подготовлен запас кормов и так далее. Но даже когда все будет готово, отобранная группа лошадей еще полгода должна жить в Германии – пока в мини-стаде не возникнет своя иерархия, не установятся свои, лошадиные, законы. Потом нужно решить, когда лучше завозить лошадей – весной или осенью. Есть разные мнения. Одни специалисты, которые работали в «Алтын Эмеле», считают, что лошадей лучше везти ранней осенью, после морозов, другие говорят, что, наоборот, зима даст лошадям необходимую закалку. Словом, никто не хочет рисковать, потому что первая перевозка – самая ответственная. Если она пройдет хорошо, то мы совершим большое славное дело.

В конце добавим, что программа интродукции тарпанов рассчитана на 20 лет. Через это время в Казахстане должно быть не менее пятисот лошадей. Это означает появление устойчивой природной популяции с хорошим генетическим набором. И возможно, одним грехом у человечества станет меньше…

Фото: Рустам Хабибрахманов, Анатолий Устиненко

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору