Устюртский заповедник

Устюрт – эталон плоскости и монотонности. И безжизненности. Караванная дорога в Хорезм, которой веками пользовались для того, чтобы с берегов Волги поскорее попасть в Среднюю Азию, именно на этом участке считалась самой сложной и опасной. Безлюдное и безводное плато, простиравшееся от Мангышлака до Амударьи и Арала, лишенное маломальских ориентиров, вело путников привычными вехами – костями предшественников.

Потому, когда кто-то говорит, что он «был на Устюрте» – это требует проверки. Делать там попросту нечего. Другое дело – чинк Устюрта, грандиозный обрыв, который ограничивает плато со стороны Мангышлака. Вертикальный уступ высотой (или глубиной – откуда смотреть) 200 метров и длиной несколько сотен километров, весь изрезанный ущельями и изъеденный «природными агентами», фланкированный нерукотворными «башнями» и «бастионами» – это действительно зрелище!

В 1984 году, в наиболее труднодоступном районе нынешней Мангыстауской области был организован Устюртский госзаповедник. Одной из его задач была акклиматизация гепарда, который к тому времени окончательно исчез из этой части своего былого ареала. Гепарды в заповеднике так и не появились, но сам заповедник остался. Ныне это самый запущенный и безалаберный из всех природных резерватов республики, которые мне довелось видеть. Но и самый оригинальный. Он охраняет пустыню.

…700-километровый марш-бросок из Актау проходил в облаке раскаленной пыли. Через лабиринты растрескавшихся скал и испещренные промоинами горы, отраженные расплавленными фата-морганами ненастоящих вод. Через коварные линзы растопленного воздуха над солончаками и сорами, расступавшиеся при приближении машины. Август в этих местах – это приговор для странника.

Маршрут запомнился пожаром. Пожаром под «Паджерой». Сухая трава забилась под выхлопную трубу и загорелась, как трут, наполнив кондиционированный салон едким запахом дыма. Выскакиваем наружу и начинаем тушить ненужный костер подручными средствами и остатками водных запасов. Солнце, посмеиваясь над своими незадачливыми гостями, лукаво посмеивается сверху. Вот недотепы…

…«Три Богатыря» возникают в знойном тумане прежде, чем кончается пустыня. Останцы возвышаются над соленой впадиной Карынжарык, дно которой занимает обширный сор Кендирли. В иные времена Богатыри отражаются в едком рассоле солончака, словно таинственный остров, на котором обитают чудища, пережившие Потоп. Но не сейчас. Сейчас весь пейзаж растворен в расплаве дрожащих испарений, поднимающихся из чрева адской ямы.

Еще два тупоголовых останца-богатыря виднеются у самого чинка Устюрта – «на дальнем кордоне». Кто колоритней? Выхожу из машины и иду навстречу Богатырям. Хотя, в глубине души, понимаю никчемность замысла: август – плохое время для таких прогулок в таких местах.

Вокруг – ни кустика. Одна пухлая и исчерченная трещинами глина – токыр. Ноги по щиколотки проваливаются в теплую пыль. Если бы американцы захотели снимать ремейк своей посадки на Луну – место идеальнее трудно было бы отыскать…

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору