Тайны курганов Сарыарки

К этому открытию археология шла несколько десятилетий. В степях Центрального Казахстана проводили исследования известные в мировой археологической науке личности: Алькей Маргулан, Кималь Акишев, Мир Кадырбаев. Начиная с прошлого века, благодаря исследованиям археологов наука пополнилась ценными сведениями, почерпнутыми из удивительной и до сих пор во многом не разгаданной страны – Сарыарки.

Здесь исследовались и поселения металлургов эпохи бронзы на реке Атасу, и величественные мавзолеи Бегазы-Дандыбая, и таинственные курганы с усами. Впоследствии они были вписаны золотыми буквами в фонд науки под названиями археологических культур, ставших эталонными при изучении эпох, канувших в Лету истории – атасуская, бегазы-дандыбаевская, тасмолинская.

Может, кому-то покажется странным такое деление, но за этими сухими и скупыми названиями скрываются целые народы, о которых ничего не известно по письменным источникам. Археологам приходится довольствоваться лишь тем, что сохранила древняя земля Сарыарки, таящая еще множество загадок.

Завесу одной из тайн археологам посчастливилось приоткрыть в полевом сезоне 2010 года. Все было как обычно – ежегодные хлопоты с получением «Открытого листа», дающего право на ведение раскопок; заботы, связанные с формированием экспедиции и обеспечением полевого лагеря всем необходимым; согласование различных вопросов с органами местной власти. Пожалуй, на сегодняшний день наиболее благополучная обстановка сотрудничества археологов и управления культуры царит в Карагандинской области.

Раскопки были инициированы областной инспекцией по охране памятников историко-культурного наследия и финансировались за счет бюджета. Речь пойдет о комплексе памятников Талды-2, известных еще с первой половины 1980-х годов. Они расположены в верхнем течении одноименной степной речушки, в 45 км к югу от города Каркаралинск, возле села им. Касыма Аманжолова. Семь курганов, расположенных в цепочке, ориентированной в меридиональном направлении, составляют ядро могильника, сооруженного в VII-VI вв. до н. э.

Долина реки Талды осваивалась человеком на протяжении многих сотен и тысяч лет, о чем ярко свидетельствуют многочисленные исторические памятники и археологические находки. Здесь найдено единственное в Центральном Казахстане погребение ямной культуры, относящееся к эпохе энеолита – медно-каменному веку, от которого нас отделяют пять тысячелетий. Есть памятники бронзового века, возрастом более трех тысяч лет, сакские курганы раннего железного века, сооруженные древними кочевниками в первом тысячелетии до нашей эры, памятники гуннов и древних тюрок, воздвигнутые в первом тысячелетии нашей эры, и мазары этнографической современности, свидетельствующие о преемственности казахской культуры с более древними.

На протяжении нескольких тысячелетий в степях Казахстана была одомашнена лошадь, успешно развивалась металлургия, строились древние города. Сегодня ученые единодушны во мнении, что степная скотоводческая цивилизация, наиболее ярко проявившаяся в культуре скифо-сакских народов в 1 тыс. до н.э., уходит корнями вглубь на многие века. Археологические памятники свидетельствуют о важнейших достижениях жителей Степи в эпоху палеометалла, распространении скотоводства, освоении горнорудного дела и металлургии, изобретении колеса и колесного транспорта.

Например, это подтверждают курганы могильника Сатан, в одном из которых было открыто погребение колесничего воина раннеандроновской эпохи. Целая система протогородов, открытая в степном поясе, а также удивительный город Кент, относящийся к эпохе бронзы, – это важнейшие в археологии и древней истории Евразии факторы цивилизационного процесса.

Курганы – своеобразные символы великой кочевой культуры, это немые свидетели былой жизни, неведомой нам, они таят в себе отголоски звона мечей, топота копыт, отблески великих побед и горьких поражений. Немало труда стоит дойти до глубины погребальной ямы, где можно обнаружить захоронение воина, вождя, охотника. Но еще больше усилий требуется для того, чтобы проникнуть в суть найденного.

Нашей экспедиции выпала редкая удача. В один из обычных экспедиционных дней произошло событие, благодаря которому в истории изучения сакской культуры начался новый отсчет. Оказалось, что грабители, посетившие могильник еще много веков назад, не забрали все украшения и под взмахом кисти в грунте раскопа стали проявляться великолепно исполненные древними мастерами образы запечатленных в золоте животных – оленей, сайгаков, тигров, орлов и пантеры, свернувшейся в кольцо. Сердце переполняло необъяснимое чувство – здесь, в степях Сарыарки, свершилось открытие, о котором никто не мог и подозревать, но на которое всегда надеется в душе любой археолог.

В сакских курганах Центрального Казахстана и ранее обнаруживались звериные образы, но то, что было найдено в Талды, не имело аналогов в этом регионе ни в бронзе, ни в кости и роге. Сопоставляя полученные материалы с известными, мы пришли к выводу, что находки из Талды-2 стоят в одном ряду с такими знаменитыми в науке сакскими памятниками, как мавзолеи Тагискена и Уйгарака в Приаралье, шиликтинскими курганами, расположенными в межгорном прогибе хребтов Сауыр и Манрак, кладом из Майемерской степи.

Кроме того, многие предметы по стилю исполнения совпадают с материалами из элитарных курганов Тывы – это такие памятники, как Аржан-1 и Аржан-2. Если в первом выявлено сопогребение почти 160 (!) лошадей, то в Аржане-2 зафиксирован несколько иной обряд, отличающийся не только конструкцией наземного сооружения, но и характером сопроводительного комплекса, предметы из которого аналогичны находкам из кургана № 5 могильника Талды-2.

В кургане № 5, откуда происходит больше всего золотых предметов, был похоронен мужчина. Антрополог Айнагуль Исмагулова определила его возраст – 30-35 лет. Предварительное изучение останков свидетельствует о том, что он перенес многочисленные ранения, которые были заживлены при жизни – это перелом левой ноги, четырех ребер, повреждение левой лопатки. Поистине он был мужественным человеком мощного и крепкого телосложения.

В кургане № 2 были похоронены мужчина и женщина в возрасте 50-55 лет. Если учесть, что продолжительность жизни в сакскую эпоху имела очень низкие показатели, то это достаточно солидный возраст. В объекте № 4 был погребен мужчина 25-30 лет. В курганах всего было выявлено около 200 золотых изделий, а также свыше 22 тысяч мелких украшений. Еще один очень интересный факт зафиксирован в ходе раскопок на Талды-2.

В кургане № 7 погребения человека не зафиксировано, но в насыпи найдено каменное изваяние. Почему оно оказалось здесь? Быть может, таким образом отдана дань памяти соплеменнику, пропавшему без вести? Почему он пропал? Погиб в бою или на охоте? Или, быть может, во время жестокой схватки с врагами тело воина было унесено его верным конем в степные дали? Или же перед нами специально сооруженный ритуальный курган как часть погребального ансамбля для представителей одной царствующей династии. О том, что было на самом деле, нам остается лишь догадываться.

Курганы были сильно разграблены еще в древности. Со слов Геродота нам известно, что мощным вызовом к войне служил факт осквернения могил. Тем не менее, крупицы предметов, сохранившиеся в курганах и ставшие достоянием отечественной науки, позволяют судить о многом. Например, мельчайшие элементы в виде бисеринок из металла, размер которых едва достигает 0,1 см, позволяют представить облик костюма, сплошь обшитого золотом. Это, безусловно, свидетельствует не только о социальном статусе погребенных, но и об уровне материальной культуры населения Сарыарки в 1 тысячелетии до н.э., об уровне технологических достижений. Они никак не вяжутся с образом дикого кочевника.

Каждая вещь, художественно оформленное изделие занимали свое строго определенное место в топографии костюма и конского убранства «кентавра» – степного витязя, батыра, воина. Оно продиктовано мировоззренческими, религиозными, идеологическими установками. Данные, полученные при раскопках сакских курганов Талды-2, наводят на мысль о существовании ремесленных центров, обеспечивавших запросы общества древних номадов региона. Точное воспроизведение представителей местной фауны в металле также может свидетельствовать в пользу автохтонного происхождения этих предметов.

Этому не противоречат и результаты спектрального изучения состава изделий: металл происходит из золотоносных рудников в районе Степняка (Бестобе) в Северном Казахстане. Кстати, и проба золота из Талды-2 очень высокая – от 716 до 925. Общий вес золотых изделий составляет примерно 700 г, размеры предметов различные: 4,5х2,5 см (S-видная обойма); 1,8х1,5 (бляшка в виде свернувшейся в кольцо пантеры); 3,9х2,3 см (бляшка в виде изображения хищной птицы – орла). В коллекции из Талды также имеется золотой бисер (диаметром около 1 мм); бусины, изготовленные из бирюзы, янтаря; бронзовые наконечники стрел.

Присутствие бирюзы может косвенно указывать вектор связей населения Сарыарки с земледельческими цивилизациями Древнего Востока, например, Нишапура. Дальнейшее изучение материала из раннесакского комплекса Талды-2, безусловно, позволит получить новые сведения о древней архитектуре, об особенностях хозяйственно-культурного типа и адаптации человека к природно-экологической нише степей Сарыарки. Можно сказать, что последние находки подтверждают предположение о существовании в степях Сарыарки одного из центров древней кочевой культуры.

Текст: Арман Бейсенов, кандидат исторических наук, заместитель директора Института археологии им. А.Х. Маргулана.

Фото: автора и Олега Белялова

"Ветер странствий", №4/2011

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору