Тайны Кентских гор (3). Посев семян добрых дел

Кто и когда построил Кызыл Кент? Точно это никому неизвестно, так как письменных источников нет. Можно лишь делать догадки и строить предположения. Для понимания ситуации следует упомянуть, что это не единственное сооружение такого рода в Казахстане.

Под Семеем был комплекс из семи зданий, называвшийся Доржинкит. Он и дал городу старое название – Семипалатинск. На левобережье Иртыша, в 70 км южнее Усть-Каменогорска есть развалины буддистского комплекса под названием Аблайкит. Про него точно известно, что он построен хошоутским Аблай тайши в 1654 году. Расстояние по прямой между Кызыл Кентом и Аблайкитом около 450 км, а до Доржинкита 350 км. Это один регион кочевок братьев Аблая и Очирту тайши и их дяди Кундулена тайши (вероятный тесть казахского хана Жангира). Вместе со своими сыновьями и родственниками это был влиятельный хошоутский клан, с которым приходилось считаться чоросским хунтайши. Аблайкит также построен в горном ущелье (Калбинских гор), имеет несколько строений, пруд и огороженную стеной территорию в виде пятиугольника. Сохранились зарисовки комплекса, сделанные русскими в XIX веке. Возникает впечатление, что оба комплекса построены приблизительно в одно время, по похожим проектам, скорее всего, тибетскими мастерами.

В 1639 году знаменитый среди джунгар буддийский лама Зия Пандита прибыл в Джунгарию из Тибета для «посева семян добрых дел и полива их дождем учения Будды». Из его сохранившейся биографии известно, что он очень много ездил по Джунгарии, Монголии и Калмыкии, учил отправлению буддистских обрядов, способствовал построению храмов и субурганов и освящал их своим благословением. Кроме того, он придумал новый ойратский алфавит, переводил на монгольский буддистские книги, отправлял сотни юношей на обучение в Тибет.

При его участии в 1640 году на всемонгольском курултае в Тарбагатае был принят свод ойратских законов «Ике Цаадж». По свидетельству его анонимного биографа: «У сомневающихся, кто приглашал к себе шаманов и шаманок для совершения обрядов, он брал (забирал) лошадей да окуривал их собачьим калом. После таких мер все ойраты стали благоговеть перед буддизмом, и каждый старался возвеличить его».

После смерти Зия Пандиты в 1662 году представителем Далай-ламы стал молодой Галдан хутухта – младший сын Эрдени Батур хунтайши. Он также энергично принялся за насаждение буддизма среди ойратов и даже пытался приобщить к «желтой вере» казахов. После смерти своего брата Сенге в 1670 году Галдан стал новым хунтайши, впоследствии принявшим титул Галдан Бошокту хан. Вот это время с 1639 по 1670 годы – как раз время наивысшего подъема буддизма среди ойратов, время их наибольших культурных достижений и, соответственно, наиболее вероятное время строительства монастырей, дацанов и субурганов, имеющихся на территории Казахстана.

Зия, Аблай и Очирту были сводными братьями хошоутского тайши Байбагаса – соратника и соправителя отца джунгарского хунтайши Эрдени Батура. Очирту и Аблай были зятьями Эрдени Батура, оба участвовали в его походах, в частности в походе на казахов и киргизов 1643 года. Но при этом они были постоянными соперниками за отцовское наследство, за влияние на хунтайши, за раздел добычи. В калмыцко-джунгарских преданиях сохранилось много упоминаний о делах влиятельных братьев и их конфликтах.

При жизни Эрдени Батура он контролировал ситуацию и не давал перерасти соперничеству братьев в вооруженную стадию. Но после смерти хунтайши в 1653 году в начавшихся междоусобицах в борьбе за власть между его сыновьями братья встали по разные стороны конфликта. Очирту поддержал законного наследника, среднего сына Батура – Сенге, а Аблай встал на сторону старших сыновей Батура. Видимо, это была лишь внешняя сторона их конфликта. В источниках ничего об этом не говорится, но логика борьбы за власть подсказывает, что они должны были править от имени молодых наследников Эрдени Батура.

Именно их соперничество, а не спор между сыновьями Эрдени Батура, лежало в основе раздела Джунгарии. Именно Очирту и Аблай в это смутное время были фактическими правителями-регентами южной и северной Джунгарии соответственно. Во всяком случае, они принимали и отправляли послов, то вели между собой военные действия, то мирились, а Зия Пандита проводил с ними душеспасительные беседы. Их имена упоминаются в биографии Зия Пандиты и в русских документах того времени гораздо чаще, чем имена Сенге и его братьев.

Возможно, Очирту первым в конце 40-х годов под влиянием проповедей Зия Пандиты построил на западе своих владений буддийский монастырь, получивший название Кызыл Кент (а может быть, это был Кундулен тайши). С рвением новообращенного он хотел приобщить к буддизму и казахов. Возможно, за это он и получил от Далай-ламы свой титул Цецен (мудрый) хан. Но из этого ничего не вышло.

Кызыл Кент простоял недолго, и был разрушен в начале XVIII века при возвращении казахов на свои территории. Не желая ни в чем отставать от своего старшего брата (или дяди), Аблай тоже начал строительство буддистского монастыря. Один из русских послов в Китай Федор Байков был у Аблая проездом в 1654 году и оставил воспоминания о строительстве Аблайкита. Но и этот монастырь постигла та же участь.

С властью влиятельного хошоутского клана окончательно покончил Галдан. После убийства Сенге в 1670 году его старшими братьями, он неожиданно для всех стал новым хунтайши. Видимо, при жизни Сенге Галдан видел роль братьев Очирту и Аблая, поэтому, как только его власть окрепла, он разгромил улусы братьев и вынудил их бежать в Калмыцкое ханство (по другим данным, Очирту был убит).

Тем самым эпоха «посева семян добрых дел и полива их дождем учения Будды» закончилась. Для Джунгарии начались новые времена централизации власти и перевооружения армии, а также перманентных войн с китайцами, казахами, бухарцами, русскими. Более актуальными стали задачи строительства оружейных заводов, а не монастырей.

Текст и фото: Мурат Уали и Марал Томпиев

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору