Тайна реликтовой чайки

В середине 60-х годов прошлого века мировое орнитологическое сообщество взбудоражила новость, прилетевшая с озера Алаколь. Эрнар Ауэзов (сын великого писателя) обнаружил на озере чайку, которую несколько десятилетий считали вымершей. Фурор в науке был такой, что власти Казахской ССР в 1971 году объявили территорию островов госзаказником.

На базе заказника позже был открыт заповедник с интригующим названием – «Реликтовая чайка». Впрочем, ничего нового для самого Алаколя «новость» эта не несла – она лишь спокойно дожидалась своего часа на этих пустынных берегах, спокойно существуя тут с тех стародавних пор, когда внутренние средиземные «моря» Центральной Азии покрывали куда более обширные пространства.

Именно шкурка единственного экземпляра, добытого неутомимым исследователем Внутренней Азии, шведом Свеном Гедином в 1929 году в Монголии, обреченно пылилась в загашниках Стокгольмского музея, и исследователи считали ее зоологическим курьезом, случайным гибридом, существовавшим в единственном экземпляре.

А тут, вдруг, на островах Алаколя нашлась целая колония реликтовых чаек, прилетающая с наступлением тепла неизвестно откуда, чтобы выводить потомство. Именно так, по традиции шведских орнитологов, стали называть вновь открытую птицу, которую почти одновременно обнаружили еще и в Читинской области, а потом и в других местах Глубинной Азии (хотя в очень ограниченных количествах). Своеобразие расселения реликтовой чайки укрепило ученых в мысли о том, что они имеют дело с последними представителями вида, некогда широко распространенного по высохшим ныне водоемам, существовавшим в доисторические времена здесь, в глубине самого обширного континента Земли. Выяснилось и то, что летовать к нам чайка прилетала из братского Вьетнама.

Правда, с точки зрения обывателя, реликтовая чайка вряд ли была способна потрясти воображение так же сильно, как какие-нибудь комодосские вараны или новозеландские ехидны. Неспециалист вообще-то не отличил бы ее от обычной озерной родственницы. Но в науке свои критерии и градации ценностей.

Однако, вот парадокс, плодами известности этой черноголовой чайки ныне пользуются совсем другие птицы, обитающие на заповедных островах – сама же она вновь бесследно исчезла с Алаколя на глазах исследователей. Без объяснения причины. Просто однажды взяла, да и перестала возвращаться из жарких стран и выводить потомство на наших островах. А ведь, казалось бы, здесь ей были созданы для того все условия. В последние годы на Алаколе появляются лишь единичные экземпляры. Своенравный реликт.

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору