Судьбы покорителей вершин

Учебные занятия в районе альплагеря «Горельник»

Почему люди ходят в горы, часто рискуя жизнью? Наверное, чтобы почувствовать себя сильными, побороть свою физическую слабость, страх перед опасностью. Вершина проверяет тебя, кто ты есть на самом деле. Побывать первым там, куда не ступала нога человека, – примерно то же самое, что сделать первый шаг в жизни. Поэтому, наверное, после тех самых первых в жизни шагов человек уже всю жизнь стремится к повторению их, изыскивая возможности в горах, в небе, в работе...

У альпинистов разные судьбы, но все они подтверждают, что если человек хочет быть сильным и смелым, то он будет таким всегда и везде. В этой статье мы расскажем о непростых судьбах зачинателей казахстанского альпинизма.

В 1936 году Анвар Хасанович Алексеев участвовал в альпинистской экспедиции на Хан-Тенгри. Однако в последний день на решающий штурм «Властелина духа» его не взяли, так как он был слишком молод. Но уже через год он поднялся на шеститысячник – пик Чапаева, а вскоре началась война, вначале Финская, где он участвовал, а затем Великая Отечественная, которую встретил под Брестом. Попал в окружение, потом – плен. Из плена бежал – поймали.

Потом, как рассказывал Анвар Хасанович, снова побег. Бежали вчетвером. Преградой стала река, через которую решили переплыть ночью. Но и в это время немцы просвечивали реку прожекторами. Пловцов заметили фашисты и открыли ураганный огонь. Двое ушли на дно, остальные сумели перебраться на другую сторону реки, долго пробирались к партизанам… Так до конца войны Анвар Хасанович партизанил, пустил со своими товарищами под откос несколько вражеских эшелонов. После окончания войны тех, кто был в фашистских лагерях, отправили в лагеря советские. Было очень трудно, но он выстоял и выжил, затем вернулся в спорт. Анвар Хасанович не обозлился на власть и на ее несправедливость по отношению к нему. Был он всегда весел, стал мастером спорта, подготовил новую альпинистскую команду, которая, волею судьбы, погибла на пике Победы.

Долгие годы Анвар Хасанович работал старшим инструктором в альплагерях «Талгар», «Кокбастау», затем в контрольно-спасательной службе и продолжал сам совершать восхождения, в том числе достаточно сложные. В начале 50-х годов он вместе с новой командой совершил траверс Талгарского массива.

Незасчитанный маршрут

В 1955 году он вел группу на пик Орджоникидзе по северо-восточному ребру. Группа попала в грозу. Все заволокло туманом, видимости никакой. На один миг в просвете альпинисты увидели, что прошли уже больше половины стены. Спускаться вниз было опасно – вверх и вниз тянулась ледовая стена. Решили продолжать путь наверх. Александр Колегов прокладывал путь первым. Он добрался до верхних скал, навесил веревку и принял остальных. Гроза сменилась пургой. По крутым скалам альпинисты выбрались на вершину. А когда вернулись в тот же день в лагерь, один из разрядников спросил, засчитают ли им вершину. Анвар Хасанович покрутил пальцем у виска и сказал:

– Еще такого маршрута нет, а ты уже хочешь попасть в историю. Сходишь позже.

Анвар Хасанович был решителен и смел, но о страховке не забывал, жизнь научила. Через год этот маршрут Колегов прошел уже официально.

На вершине пика Комсомол. Массовая альпиниада 1967 года. В центре Анвар Хасанович Алексеев

Как и другие казахстанские альпинисты, Анвар Хасанович поднимался на сложные и высокие вершины более 20 лет. Он был долгожителем в горах, но оставался всегда скромным тружеником. Многие из мастеров спорта и инструкторов альпинизма прошли его школу альпинизма и помнят его. Он прожил нелегкую жизнь, и альпинизм для него всегда оставался отдушиной в трудную минуту.

Полет под днищем самолета

В 30-е годы прошлого столетия одним из сильнейших альпинистов был Михаил Яковлевич Дадиомов. Cвои восхождения он совершал с Виталием Абалаковым. В 1936 году, сразу же после восхождения казахстанcких альпинистов на Хан-Тенгри, они поднялись на вершину, но на спуске сильно обморозились. Обморожение было настолько серьезным, что возникла угроза гангрены. На помощь альпинистам был направлен небольшой самолет, который смог сесть в долине Иныльчека. Однако обмороженных оказалось больше, чем мест в кабине. Тогда Михаила Дадиомова привязали снаружи к фанерному ящику под днищем самолета. Как он потом рассказывал, лететь в таком положении было еще холоднее, чем работая на горе. Он остался жив, но часть пальцев ему все-таки ампутировали.

Михаил Яковлевич Дадиомов (в центре, в кепке)

Затем настал в стране период репрессий. Его арестовали, как и Виталия Абалакова, по ложному доносу, и отправили отбывать долгий срок по 58-й статье на Сахалин. Михаил Яковлевич рассказывал, что на остров отправили полный пароход, около трех тысяч человек, назад вернулось около трехсот. Он сам считал, что выжить ему помогла альпинистская закалка. После реабилитации семьи не осталось, и он поселился в Алма-Ате, в маленькой комнатушке, а квартиру получил в конце пятидесятых – начале шестидесятых годов за речкой Весновкой.

Он был членом Федерации альпинизма, а в 1955 году возглавил спасательный отряд, когда случилась трагедия с казахстанскими альпинистами на пике Победы. Собрал альпинистов не ниже первого разряда. Маршрут спасательной экспедиции был объявлен только в самолете, когда машина вышла в район Чуйской долины. В те годы даже в Пржевальск маршрут самолета сначала пролегал над городом Кант, а затем проходил над озером Иссык-Куль.

Несколько дней с грузом на лошадях спасатели добирались в долину Иныльчека к языку ледника Звездочка, затем на перевал Чонтарен. На леднике Звездочка транспортировали погибшего альпиниста Гончарука и сопровождали до перевала и Восточного гребня группу Кирилла Кузьмина, которая сумела пробиться к месту трагедии. В конце пятидесятых Михаил Дадиомов еще регулярно ходил с ветеранами в горы. Его можно было видеть по воскресеньям в походах и на соревнованиях по скалолазанию, куда он приезжал болельщиком.

Текст: Алексей Марьяшев

Фото из архива редакции

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору