Степь – острова и архипелаги

казахская степь, степь Казахстана

Это только в учебниках школьной географии всё просто. Степь – бескрайняя и плоская равнина безо всякой серьезной растительности. На самом деле – это ещё и тысячи озер, берёзовых колков и причудливых гранитных массивов. Да и уплощённость её сильно преувеличена. Достаточно вспомнить, что весь центр степного Казахстана – обширная складчатая система Мелкосопочника. Всё это придаёт степи необыкновенное ландшафтное разнообразие, наполняет безлесную равнину чудесными уголками, будто созданными для отдохновения души.

Улытау, Чингистау, Каркара, Ерментау, Кокшетау – вершины этих гор редко возвышаются выше километра абсолютной высоты. Но если учесть аскетизм окружения, то можно постичь причины того разнообразия и изобилия, которым удивляет и радует путника здешняя природа. Степные горы по сути своей – типичные острова. Многие из них, кстати, когда-то возвышались над просторами настоящих морей, которые плескались тут во времена не очень отдаленные (по геологическим меркам, конечно).

Самый известный из этих «островов» – Кокшетау. Более известен под именем Борового – от названия живописного озерца, на котором еще в конце XIX века расположился курорт для чахоточных. Кокшетау – целый конгломерат из вершин, озёр, причудливых гранитных скал, пахучих искривлённых сосен и прохладных мхов. Уголок, ещё недавно наполненный всяческой рыбой, лесным зверьем, бесчисленными «базарами» водоплавающих, ягодами и грибами. Поправлять здоровье здесь несложно – достаточно несколько дней подышать настоем местного воздуха да попить кумыса – и многое пройдет само собой.

Боровое, Кокшетау

Таких оазисов, «а-ля Боровое», в степях Казахстана несколько: Каркаралинск, Зеренда, Баян-аул. Но гораздо распространеннее более скромные варианты, вроде Ерментау, небольшой горной страны, расположенной неподалеку от новой столицы республики. Здесь – больше аскетизма и степной пристойности. Здесь царствует ветер, вылизывающий до блеска гранитные скалы и завязывающий узлами стволы берез, дерзающих произрастать в его законной вотчине.

…Степь начинается там, где заканчиваются северные леса. А на юге – упирается в величайшие горы Земли или постепенно растворяется в пустынях. Граница – более чем неопределённая. Это если с севера на юг.

С востока на запад она пересекает всю Азию, широким клином вторгаясь в Европу. Указывая, тем самым, естественное направление всем великим переселенцам и завоевателям, которым периодически становилось нестерпимо тесно в скудной безбрежности родных пенатов. Исторические «выплески» народов из Великой Степи вполне сопоставимы по последствиям с самыми разрушительными цунами.

казахская степь, степь Казахстана

Но они – большее, нежели простые природные катастрофы. Волны солёной воды извечно несли с собой одно разрушение. Людские волны – ещё и здоровое семя жизни. Во многих европейских народах и ныне бродит сильная степная кровь. Многие крепкие слова были принесены в «культурные языки» на устах очередных «гуннов». Бессчетное число идей и озарений вечно дряхлеющая Европа восприняла благодаря всегда неожиданному и страшному явлению диких всадников на лохматых полудиких лошадках.

Если брать обратный процесс, то придётся признать, что Степь была исследована европейцами гораздо позже, чем территории на противоположной стороне Земли. На картах середины позапрошлого века Степь всё ещё закрашивалась в девственно белое. А на этом фоне робко проступали контуры полуреальных-полумифических объектов, нанесенных «по расспросам».

казахская степь, степь Казахстана

И немудрено – если в океане водном у европейцев было несомненное превосходство над аборигенами в технике передвижения и вооружении, то в океане степном ничего подобное странника не охраняло. Здесь с одинаковой легкостью гибли не только дерзкие одиночки, но и целые армии. А отважных «землеплавателей», сумевших пересечь Степной океан от «берега» до «берега», Европа, уже открывшая и освоившая Америку и заселившая Австралию, – всё ещё считала, пользуясь пальцами одной руки!

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору