Самоцветы Мангышлака

Природа Мангышлака до того своеобразна, что требует не только особого отношения, но и особенного подхода к охране. Памятники ее напоминают драгоценные самоцветы, тут и там вкрапленные в дикий камень пустыни. И это случай, когда размеры имеют значение – «выковырять» какой-нибудь изумруд совсем несложно, но… что останется?

Близ культовой скалы полуострова – Шеркалы внимание привлекает Акмыш-сай, роща из джиды, тополей и ив, посаженная, по рассказам, каким-то благовоспитанным стариком. Несмотря на охранную табличку и забор, в будние дни роща во власти коров и верблюдов. Но эти – зло небольшое. Удобряющие охраняемый объект животные вредят ему гораздо менее наезжающих по выходным отдыхающих, отмечающих приезды обильным мусором.

Возле Акмыш-сая – развалины древней Кызылкалы – укрепления со стенами солидной кладки. Все дело, как обычно, в ключах, которые пробивают тут землю. У каждой святыни Мангышлака – колодец, у каждой крепости – источник. Вернее – наоборот. А если обобщить еще больше – каждый источник в местной пустыне – повод для появления очередного «самоцвета» и нового чуда.

На Мангышлаке мне очень хотелось увидеть урочище Ханга-баба, воспетое Тарасом Шевченко. Шевченко участвовал в экспедиции А.И. Антипова, отправленной в 1851 году из Новопетровского укрепления исследовать горы Мангыстау.

Но досужие проводники, которым изрядно наскучила моя географическая ненасытность, никак не могли вывести на искомое, и, в конце концов, решили выдать за него совсем другое, хотя и похожее. Но как только белесая каменная поверхность пустыни обнаружила в каньоне под ногами кусочек рая, я тут же простил своих провожатых.

…Шелестят деревья, тень густа до черноты, бабочки порхают от цветка к цветку, пичуги деловито обшаривают морщинистые стволы, журчит… Да – вода журчит! (А посмотришь в другую сторону – одна безжизненная, залитая солнцем жаровня, обжигающая глаза сиянием, а кожу суховеем!).

Шелковницы (тутовые деревья), растущие под обрывом, изумляют своими размерами. Особенно один трехствольный гигант над самым родником. Не думал, что тутовник бывает такого размера. Ему никак не меньше нескольких столетий.

…Филин при моем приближении вылетел откуда-то из переплетения крон и беззвучно проскользил на почтительное расстояние. Вот птица, у которой нужно учиться жить тихо. Все замерло. Но все это нужно не только видеть. Вся атмосфера настолько пропахла мятой, что запах распространяется отсюда по пустыне на многие километры! Разве не чудо?

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору