Побродить с беркутом, посидеть с удочкой…

Маралы, сибирские косули, горные козлы, антилопы-сайгаки, альпийские куропатки – улары, фазаны. Если это и перечень обитателей зоопарка, то только не для Казахстана. В Казахстане это обычные представители фауны. А волки, кабаны, болотная и водоплавающая дичь – это в Казахстане до сих пор ещё персонажи для охоты.

Охота на волков, к примеру, до сих пор поощряется государством, ввиду того урона, который наносит расплодившийся серый хищник такому исконно важному казахскому занятию, как кочевое животноводство, при котором отары овец свободно перемещаются в зависимости от сезона с одного пастбища на другое. Один из самых красивых и благородных видов волчьей охоты – традиционная добыча зверя с помощью специально приученного беркута.

Беркут – птица огромная и сильная, среди всех других ловчих пернатых равных ему по стати и мощи нет. Острый взгляд, смертельный хват когтей, стальной клюв – все это позволяет использовать этого огромного орла в охоте не только на лисицу и зайца, но и на быстроногого джейрана, и даже такого дерзкого и совершенного хищника, как волк.

Недаром в былые времена в Степи цена хорошего охотничьего беркута приравнивалась к цене нескольких хороших верблюдов. Охотники-беркутчи всегда пользовались особым авторитетом и уважением со стороны соплеменников. А знаменитых беркутов после смерти хоронили со всеми почестями. Ныне, после десятилетий забвения, охота с беркутом вновь возвращается из разряда «пережитков» в разряд традиций.

Другой исконный помощник казахского охотника – борзая-тазы. Это порода, ведущая свою родословную от тех псов, которые появились в Степи вместе с арабским воинством, принёсшим сюда, под зелёными знаменами Пророка, новую религию из далёкой Аравии. С тазы охотятся на барсуков, лисиц, сурков, корсаков и тех же волков.

Ещё живы люди, которые помнят раскаты тигрового рыка в тростниковых зарослях по берегам реки Или и озера Балхаш. Шкуры полосатого хищника можно теперь видеть разве что в алматинских музеях. Зато тут, в пойменных лесах, размножился кабан – обычная добыча исчезнувшего тигра.

Охота на кабана в местных тростниковых джунглях (там, где не вы, а он полноправный хозяин) до сих пор сопряжена с риском и таит массу неожиданностей и достоинств настоящей охоты. Это вам не шмалять из засады по прикормленному в заповеднике зверю. Тут и у него остаются свои шансы.

Впрочем, для любителей «культурной» охоты в Семиречье тоже созданы все возможности. Плати за лицензию, стреляй и увози трофей, хвастать перед друзьями и знакомыми.

То же можно сказать и о «царской» рыбалке. Настоящие любители увозят на память о ней фотоснимки рядом со стокилограммовыми сомами (сомов после фотографирования отпускают обратно в реку). Сазан, судак, жерех, лещ – все это обычные представители ихтиофауны внутренних бассейнов (например – Балхашского). Но большинство этих представителей не имеют тут глубокой истории – их завезли сюда переселенцы и советские акклиматизаторы.

Когда-то бесспорной владычицей этих вод была местная «маринка» – рыба с удивительно нежным вкусом и смертельно ядовитой икрой. (Для ценителей – эдакий местный вариант рыбы-фугу). Поймать её сегодня – значит испытать редкую удачу!

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору