Пираты Каспийского моря

Если искать на Земле самое загадочное и таинственное море, то окажется, что ближе всего оно не к записным атлантическим державам, а к таким «сухопутным» странам, как Туркмения, Азербайджан и Казахстан, которые «выхода к открытому морю» вообще-то не имеют. Ибо Каспий, море лишь по названию, при ближайшем рассмотрении может заткнуть за пояс и славные пиратским прошлым Карибы, и страшные киношными аномалиями Бермуды, и манящие остовами кораблей Киклады.

Неслучайно именно Каспий был первым из «трех морей», за которые «ходил» знаменитый тверской купец Афанасий Никитин. Нужно сказать, что Афанасий вовсе не собирался стать первым русским индологом и предел его чаяний вообще-то первоначально не стремился дальше волжских берегов. Но близ Астрахани купеческие челны подверглись нападению и были разграблены «татарскими пиратами».

Так что истинные мотивы Никитина, который зимой 1467 года отправился в свое историческое путешествие «за Три моря», были весьма прозаическими. «Я от многих бед пошел в Индию, так как на Русь мне пойти было не с чем, никакого товара не осталось…».

И хотя случай с Афанасием имеет к славному морю-озеру весьма опосредованное отношение, он красноречиво свидетельствует, по крайней мере, о двух характерных и важных особенностях «тысячелетий вокруг Каспия». Во-первых, море-озеро с давних пор использовалось в качестве естественного пути, связывавшего многие, зачастую весьма далекие друг от друга страны. Во-вторых, оно все же воспринималось человечеством как море, а не как озеро – а иначе, как объяснить такое типично морское явление, как пиратство?

Судя по всему, по количеству пиратов на душу населения, в сравнении с Каспием, даже флибустьерско-корсарское Карибское море должно лишь благоговейно сопеть своими девятыми валами. Если бы эти воды лежали в сфере интересов американской кинопромышленности, то, скорее всего, сегодняшние тинэйджеры (недоросли) и прочие киноманы ожидали бы очередную серию «Пиратов» не «Карибского», а «Каспийского моря».

Памятуя про географическую специфику моря-озера, мы вправе ожидать от него интересных особенностей и в плане морского разбоя. И они имеются! Пиратством в этих водах занимались не только прибрежные народы прикаспийских государств, где этот выгодный промысел передавался вместе с орудиями и навыками от поколения к поколению. На Каспий снаряжали свои разбойничьи экспедиции страны, от которых досюда еще нужно было суметь доплыть.

Кого только не знали эти просторы! Тут светились и изящные ладьи славян, и гибкие драккары варягов, и неказистые струги казаков – знаменитых бродяг Глубинной Азии, представлявших вначале лихой разбойный интернационал, а позже остепенившихся и ставших верными слугами русской монархии.

Самый знаменитый из казачков-разбойничков, Стенька Разин, недаром разбрасывался всякими персидскими княжнами. Значит, не жалко было. Дело в том, что в 1667-1669 годах «голытьба» под командой Разина основательно «пошарпала» берега Каспия – от Гурьева (Актау) и Астрахани, до Дербента и Персии.

Интересно, что по преданию одной из баз лихого атамана был остров Кулалы, что в Тюленьем архипелаге у берегов казахстанского мыса Тюб-Карагана. Чисто географически этот исторический слух весьма правдоподобен – именно через Тюленьи острова проходил старинный водный путь с Яика в Дербент и Баку. Так что место идеально для базирования разбойничьего флота.

Имя легендарного Разина неотделимо от рассказов о схороненных и заклятых кладах, запрятанных этим «капитаном Флинтом» Каспийского бассейна повсюду, и не только там, где ступала его нога, но и где настигала его людская молва. Имеются неясные данные о том, что и Кулалы – не исключение.

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору