Лисапед мой, лисапед (3): в Кульджинском крае

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Пекин. Два американских путешественника Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

В Кульдже американцы были радушно приняты российским консулом В. М. Успенским и пробыли долго. Необходимо было отремонтировать самокаты, т. к. они сильно пострадали в ходе движения из греческих Афин до таранчинских мечетей. Любопытные янки изучали местные достопримечательности и нравы.

Консул рассказал им историю поселения, добавив, что Кульджинский край в 1871-1883 гг. входил в состав Семиреченской области. Край делился на два участка – Северный, по правому берегу р. Или (центр Кульджа), и Южный по Илийскому левобережью (аул Кайнак),который включал г. Кульджу, два китайских села Лауцугун и Чимпанцзи, уйгурские и дунганские поселения, кочевья казахских родов суванов, кызаев и байджигитов, сумуны калмыков и солонов, численность населения которых составляла свыше 46 тыс. человек. После ликвидации Кульджинского края 29 мая 1882 г. были организованы разграничительные комиссии по госгранице Российской империи с Китаем.

Из достопримечательностей американцы посетили две главные мечети и кумирню в китайском стиле, кирпичные дома и тенистые усадьбы с фигурными черепичными крышами. Здесь еще в 1872 г. был разбит казенный сад, называвшийся «Айрам-бак», в котором были высажены фруктовые деревья, разбиты цветники, устроены дорожки, в саду продолжено выведение султанского зверинца. Со временем сад превратился в излюбленное место гуляния горожан.

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Кульджа. Таранчинская мечеть

Заглянули американцы в местные рестораны с уйгурской кухней. И на постоянные, подвижные и разносные рынки. Один из которых – китайский, привлек продажей самых разных многокрасочных и благоухающих цветов. Надо заметить, до мусульманских восстаний 1862-77 гг., повлекших варварское и кровавое время, когда торговля и благополучие края упали, на базарах можно было купить китайские шелковые ткани, фарфоровые изделия, драгоценные камни, бурханы (т.е. чугунные статуэтки, изображающие богов). Теперь прежнего изобилия не было, вещи стали бытовой археологией, или несравненно вздорожали.

В окрестностях Суйдуна, в знаменитых уйгурских садах, янки объедались абрикосами, персиками, гранатами, виноградом и тутовником. Каждый из американцев вез под седлом по 24 английских фунта. Здесь отважные путешественники оставили лишние вещи, сохранив одежду и одеяла, записные книжки и карты. Взяли с собой вездесущую фотокамеру и пару надежных револьверов. Да и не забыли бритву, которой поочередно брили друг друга. Кроме русских бумажных денег запаслись пятью фунтами серебра. Консул снабдил самокатчиков на дорогу чаем и сахаром, необходимой аптечкой и лекарствами.

Днями они продолжили путь в Хами через Манас, Гачен, Баркуль, проделав пустынными тропками первые китайские 1271 версты. Впереди их ожидала суровая пустыня Гоби, губительная часть маршрута, с ночевкой под открытым небом, утолением жажды у соленого колодца и откровенным голодом кочевой кухни. К тому же не было спичек и мыла. Изредка стиранное белье высушивалось степным ветром на ручках велосипедов.

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Здесь неутомимые самокатчики заменили свою обувь на более удобные в быту и на природе китайские сандалии и носки, а плантаторские шлемы на круглые фетры, т.е. войлочные шапки – защитники от июльского солнца.

«…Поскольку мы постоянно переходили вброд (через ручьи) и много шли пешком, наши русские ботинки и чулки, один из которых был почти полностью разорван хитрым броском китайского спаниеля, стали совсем негодными. Вместо них нам пришлось приобрести короткие китайские носки из белой ткани и плетеные сандалии, которые оказались прекрасною заменой для велосипедной езды и перехода через ручьи; они были легкими и мягкими на ноге, и очень быстро сохли».

Встреча изнуренных американцев с Великой китайской стеной прошла обыденно. В воспоминаниях остались строки, мол, стена не менее земляного валика. И не более аршинов двух в вышину. Американцы провели около 10 051 верст пути в условиях холода, голода, жажды утомления и назойливости людей, враждебности собак, страданий от укусов комаров и насекомых. В итоге туристы без одежды весили первый 149 ф. 8 унций, а второй – 136 ф. 8 унций. Однако после всех злоключений янки прибыли в желанный Пекин в более здоровом теле и духе.

Грандиозный велопробег стал сюжетом в романе Владимира Набокова «Дар»:

«…Далее шли тихие гобийские пески, проходил бархан за барханом, как волны, открывая короткие охряные горизонты, и только слышалось среди бархатного воздуха тяжелое, учащенное дыхание верблюдов да шорох их широких лап. То поднимаясь на гребень барханов, то погружаясь, шел караван, и к вечеру тень его принимала огромные размеры. Пятикаратный алмаз Венеры на западе исчезал вместе с вечерней зарей, которая все искажала оранжевым и фиолетовым светом».

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

День 22 октября 1892 года в столице Китайской империи запомнился окончанием двухлетнего велопробега. Первым, кто встретил участников велопробега, был драгоман (переводчик) российского посольства Иван Яковлевич Коростовец (1866-1933). Между прочим, дипломат запечатлел на фотоснимок A. Гаскелла и В. Сахтлебена и опубликовал первый репортаж «Нивы» из Пекина, под названием «Путешествие двух велосипедистов из Европы в Азию» («Нива», № 3, 1893 г., с. 66-68).

Из-за чего, по году выхода очерка в журнале, знаменитый романист Владимир Набоков в своем романе допустил казусную ошибку в датах (энтомолог Константин Годунов-Чердынцев, – В. П.): «… любил рассказывать, как однажды на таком закате, в 1893 году, в мертвом сердце Гобийской пустыни он повстречал, – сначала приняв их за призраки, занесенные игрою лучей, – двух велосипедистов в китайских сандалиях и круглых фетрах, американцев Сахтлебена и Аллена, невозмутимо совершавших спортивную поездку через всю Азию в Пекин».

Из Поднебесной столицы туристы отправились на Японские острова и оттуда переправились пароходом в Сан-Франциско. На родине американцы пересекли на велосипедах Соединенные Штаты и благополучно возвратились в ожидающий их Нью-Йорк. Молодые Вильям Сахтлебен и Aллен Гаскелл в невероятном велопробеге по Aзии показали хладнокровие, смелость, выносливость и энергию против самобытных дорожных и житейских проблем.


исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Примечания

Два американских путешественника Aллен Гаскелл – младший (Gaskell Jr . Аllen Thomas) (р. в 1868 г.) и Вильям Сахтлебен (Sahtleben William Lewis) (р. в 1866 г. – у. в 1953 г.), совершили в 1890-92 гг. на велосипеде грандиозное путешествие по земному шару. Вторично Аллен посетил Россию в компании Роберта Джефферсона, спортсмена-велосипедиста, автора ряда книг о России (Robert C. Jefferson – Across Siberia on a bicycle Roughing it in Siberia (1897 )). Кроме Аллена в путешествии приняли участие англичане Джон Скавел (John Scawell) и Эван Аспри (Evan Asprey).

Cоч.: Allen Th. G. Jr., Across Asia on a bicycle. The journey of two American students from Constantinople to Peking. – N. – Y., 1895 (переиздано в 2003 г.).

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору