Лисапед мой, лисапед (1): двухколесный «Гранд Чероки»

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

130 лет тому назад появилось на дорогах жизнерадостное колесо. Причем велосипедное, с серебристыми спицами и резиновой покрышкой. Трех- или двуобручное средство, доморощенное из дерева, больше признанное человеком 19 века на аренах цирка. Затем механический самокат из сверкающего металла с изогнутым рулем, кожаным седлом и цепкими педалями, который объединил кованой цепью страны Нового и Старого света.

Есть вещи, способные поднять настроение, главное – вовремя о них вспомнить. Столицу Семиречья город Верный (ныне Алматы) должны были посетить два американских велосипедиста Вильям Сахтлебен и Аллен Гаскелл. Событие небывалое, даже по современным понятиям. Это был небывалый двухлетний велопробег: свыше 20 тысяч верст по Северной Америке, Европе, Азии, включая грандиозное кругосветное путешествие от Константинополя до Пекина. Были получены международные паспорта и дорожные карты, население стран мира предупреждено о проезде двух заморских людей на «железных лошадях» и получено предписание об охране иностранцев.

Надо сказать, что англо-американские спортсмены в истории Туркестана и Сибири не раз пересекали край, причем на самокатах более допотопных, чем у Сахтлебена и Гаскелла. Вспомним, что в 1885-86 гг. англичанин Томас Стивенс (Stevens Thomas 1854 -1936) проехал из Тегерана в Иокогаму, южнее русской границы, на велосипеде «пенни-фартинг» инженера Дж. Старли, образца 1870 г. (в ту пору было огромное переднее колесо и заднее, но очень маленькое). Стивенс сошел с дистанции, главным образом по бездорожью Персии. Но написал замечательный, богато иллюстрированный двухтомник (Around the world on a bicycle, London, 1887).

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Велопробег на Азиатском континенте

Молодые американцы, бакалавры В. Сахтлебен и А. Гаскелл, только что окончившие инженерный факультет университета Вашингтона в Сент-Луисе (штат Миссури), «…решили дать практическое завершение своему теоретическому образованию». Янки начали велопробег 23 июня 1890 г. Новые туристы из Америки выбрали для поездки велосипед инж. Дж. Старли образца 1885 г. (т.н. «Rower» или «Скиталец»). По другим данным – английский велосипед «Нumbert Safety» весом до 40 фунтов. Янки везли с собой скромный багаж, и не свыше 30 фунтов – два шерстяных одеяла и две новые фотокамеры, необходимую в пути жестянку для смазки машин, в чемоданчиках разные мелочи, значимые географические карты и путеводители.

Пароходом Нью-Йорк – Ливерпуль достигли европейских стран. Туристы объехали средневековые замки Англии и Шотландии, перебрались в цветущие сады Франции и проникли в сказочные горы и долины Италии. С пользой для себя и дела самокатчики исколесили главные города и веси, и двинулись в страну Древней Эллады. По их мнению, европейский велопробег был не более чем детская забава и юношеское удовольствие.

3 апреля 1891 года американцы направились в Эрзерум с берега Босфора. Янки, нагрузившись сведениями из словарей турецкого, персидского, русского и китайского языков, начали изучать азиатские подробности окружающих стран. Прибыв в Баязет, отважные американцы поднялись на Арарат и водрузили на легендарной вершине национальный флаг.

исторический велопробег по Азии, Aллен Гаскелл и Вильям Сахтлебен

Не обошлось в Азиатском странствовании без приключений. Собственно, дорог не было, но тянулись верста за версту караванные пути с гужевым транспортом. Не было на бурных реках мостов, и с риском жизни, только в дневное и в безопасное от преступников время путешественники могли медленно продвигаться вперед. При этом терялось время на ремонт – ломалось управление, гнулись о колдобины колеса и вылетали на горных тропах спицы. Местные кузнецы не владели навыком починки велосипедов, и приходилось лечить машины самим американцам.

Янки возбуждали чрезвычайное любопытство в степи. Тьма народу валом сбегалась увидеть раз в жизни «самодвижущуюся машину или летающую телегу». Жители называли велосипеды «шайтан-арба» или «железным мулой», подбирая к случаю верные фразы и словечки. Под улюлюканье и зубоскальство толпы, порой злостное негодование, аульчане заставляли кататься взад и вперед утомленных спутников. Им приходилось заглушать восторг населения бессонницей, выдумывая массу эквилибристики в искусстве езды перед всевышними губернаторами и властными чиновниками, беззастенчивыми слугами и солдатами. Были и другие, весьма серьезные неприятности, вплоть до проволочки виз, непредсказуемого ареста или преднамеренной задержки маршрута.

Кроме того, самокатчики испытали немало столкновений с упрямыми ишаками или свирепыми животными, которые старались стащить жертв с велосипедов. В особых случаях приходилось обороняться, прибегая к револьверам. Не только с бесчисленными агрессивными овчарками, но и с обкуренной гашишом чернью. Так случилось, что в Анатолийском ауле Вильям Сахтлебен тяжело заболел тифом и пролежал три недели в бессознательном состоянии. В Китае же, отравившись прогорклым маслом, слег в постель Аллен Гаскелл и тем самым надолго задержал своего спутника.

«…Я думаю, что каждый, кто хоть раз имел случай вдохнуть в себя аромат китайского базара, узнал бы близость его безошибочно и с завязанными глазами, – до того врезается в память этот тошнотворный букет грязи, кунжутного масла, мускуса, опийного и табачного дыма и проч. Аромату, меня здесь встретившему, соответствовала и вся окружающая картина».

В Тегеране пришлось ждать до двух месяцев разрешения на выезд. Вот почему был выбран более удобный велопробег, не прямо в соседний Китай, а окольными путями через земли Туркестана и Сибири.

(Продолжение следует)

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору