Клады пустыни Сары-Есик-Атырау

По своему внешнему виду пустыня Сары-Есик-Атырау весьма типичная для Казахстана. Находится в Прибалхашье, между реками Или и Каратал. Хотя на картах обозначена как сплошь песчаная – на самом деле она, в основном, глинистая, с обширными участками заросших барханов. Здесь еще местами сохранились активно уничтожаемые саксауловые леса.

Былая жизнь «баканасов»

В данный исторический отрезок пустыня абсолютно безлюдна. Тут нет постоянных жителей, а только браконьеры, заготовители саксаула (тоже браконьеры) и редкие туристы-джиперы. Но многочисленные артефакты свидетельствуют об иных временах. Культура средневековых городов и древних каналов была прервана нашествием Чингисхана. Культура колхозных зимовок и артезианских колодцев – наступлением перестройки. Здесь сохранилось множество «баканасов» – сухих рукавов древней дельты Или (самые крупные – Орта-баканас, Шет-баканас). Тем не менее, Сары-Есик-Атырау находится в такой близости от Алматы, что забраться в ее дебри можно за день. За день – выехать обратно (если повезет!). Однако ночевать в пустыне придется по-любому. И в этом-то, может быть, главная прелесть всего путешествия.

Самое главное, в конечном итоге – те ощущения, которые даже много лет спустя будут будоражить тебя воспоминанием о пережитом. Если заночевать в пустыне, прямо под звездной бездной, рядом со сдержанным саксауловым костром – это для любого горожанина станет событием именно такого рода.

Для ночевки лучше не забираться на барханы – песчаные участки насыщены всяческой мелкой живностью, которая всю ночь будет мешать своим дробным топотом и настырным шорохом. Лучше выбрать место в саксаульнике – тут и с дровами проблемы не будет, и тишина, особенно осенью, стоит такая, что слышно шипение, с которым вонзаются в прозрачную атмосферу падающие метеориты.

Так что не торопись засыпать. Сон в пустыне настолько качествен, что для полноценного отдыха достаточно и половины городской меры. Лучше употребить время на прямой контакт с Космосом. (Припомни, когда последний раз ты предавался этому первобытному занятию?). Тем более что действо, которое будет разворачиваться над тобой, вполне компенсирует любую бессонницу.

Саксаул в качестве дров – это высокая поэзия. Загорается с полспички и горит ровно и спокойно, без нервов и искр, без треска и брани. Мягкое попыхивание саксаулового костра лишь несколько оттеняет окружающую гармонию и великую тишину ночной пустыни. И хотя высушенная знойным солнцем древесина сгорает быстро, жар от углей остается такой, что еще утром на нем моментально вскипит поставленный сверху чайник. Даже зимой, при минус двадцати, ночевка в пустыне, где есть саксаул – не проблема.

Прогорит и притихнет костер, и ты останешься наедине с Небом. И, быть может, в его безбрежии откроется тебе нечто такое, что позволит по-иному взглянуть на все, что окружает, а заодно оценить свое скромное место во всем этом бесконечном величии.

А есть ли клады? Есть!

То, что пустыни Прибалхашья переполнены старыми кладами, несомненно. Здесь, в центре Сары-Есик-Атырау, десять веков назад бурлила своеобразная жизнь, процветала оригинальная городская цивилизация, основанная на масштабном орошении равнины водами тех самых, давно сухих «баканасов». Древние каналы, которые то и дело приходится пересекать в древней дельте, впечатляют и сегодня.

По свидетельству ученых, целая цепочка городов тянулась от хребта Малайсары на север, до самого Балхаша. На их оплывшие стены и усеянные черепками поверхности и сегодня натыкаешься тут беспрестанно. Но, если не считать робкого разведывательного рыхления земли, никаких серьезных археологических исследований в древней дельте не проводилось. И, судя по состоянию отечественной науки, в ближайшие тридцать лет такими исследованиями и не пахнет.

А между тем, мы имеем дело с одной из наиболее интересных и загадочных цивилизаций на территории Казахстана. Неожиданно возникшая в тупике, где не проходило никаких магистральных караванных путей, она пережила быстрый и бурный расцвет и пала под грозными ударами воинства Чингисхана. Не оставив после себя никакой памяти, кроме разбросанных по пустыне глиняных периметров стен городищ-турткулей и оплывших борозд «марсианских» каналов. Даже имена, которыми пользуются ученые для обозначения этих старых городов – Актам, Агашаяк, Карамерген, – никакого отношения к их истинным названиям не имеют. Истинные названия – тайна, которая, быть может, никогда раскрыта не будет.

Цитатник кладоискателя в пустыне

«Невольно вспомнилось, что вскоре после Великой Отечественной войны, во время путешествий по Семиречью, мне встретился старый чабан, который рассказал, что в пустыне Сарыесик-Атырау, недалеко от берега Балхаша, он видел разрушенное городище, заносимое песками. Внутри его находился видимый из земли край бронзового котла. Он был так велик, что мог спокойно вместить верблюда. (…) Об этом же городище слышал и егерь, живущий на полуострове Сарыесик… Представлялось, что городище с бронзовым котлом, самое удаленное вглубь пустыни, менее всего пострадало от времени и поэтому наиболее интересно. Но, сколько я ни искал его, найти не смог».

Павел Мариковский, «Забытые острова», Москва, 1991

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору