Казашки – «парижанки» нашей степи

Один из наиболее осведомлённых исследователей жизни степняков XIX века, Василий Радлов, как-то написал, что казахов «с полным основанием можно назвать французами Западной Азии». Мотивируя своё высказывание необыкновенной общительностью кочевников, постоянной тягой к веселью, любовью к «цветастым беседам».

Ну а если собрать воедино все письменные восторги русских путешественников по поводу достоинств казахских женщин, то их наберётся куда больше, чем даже восхищений по поводу хвалёных парижанок. «Особенно приятное впечатление производят девушки в 16–20 лет, недурны молодые женщины, до 25 лет».

Наблюдательные ценители отмечали, что у молодых – «лёгкая, покачивающаяся походка». А для пущей неотразимости, степные красавицы вовсю пользовались косметикой: белилами, румянами и… жёлтой краской для пальцев.

Как тут не вспомнить мимолётное степное увлечение Александра Сергеевича Пушкина, однажды заглянувшего случайно в придорожную калмыцкую юрту. Александр  Сергеевич даже размечтался о том, как бы бросить бы всё к чертям собачьим и укочевать с номадами, куда глаза глядят (а глаза номадов всегда глядят в степь). Но ограничился лишь стихотворением.

 Если бы национальный гений России заглянул не в калмыцкую, а в казахскую юрту, то мы могли бы его больше не увидеть. Ведь, по мнению того же Радлова, казашка более свободна в общении с мужчинами, чем калмычка и даже русская.

А по замечанию другого знатока кочевой жизни, Григория Потанина, казашки на голову выше всех прочих степнячек как по красоте, так и по чистоплотности. В отличие от монголок, которые не только никогда не мылись, но и одежду свою носили до полного истлевания, дочери наших степей любили щеголять в белоснежных одеяниях и находили возможность чистотой поддерживать своё реноме «парижанок». 

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору