Карл Маркс на плато Ассы

Как часто бывает, в дорогу на плато Ассы позвала книжка. Труд нашего последнего классического путешественника, Павла Иустиновича Мариковского – «В горах Тянь-Шаня». «И всюду я вижу множество курганов, принадлежащих разным временам и народам. Это высокогорье – настоящий некрополь древних времен. Нигде мне не приходилось видеть такого обилия захоронений».

Тем не менее, обилие древних могил, представших взору сразу, как только от Бартогая мы поднялись на обширное плато Ортатау, превзошло ожидание. То, что они древние и необычные, бросалось в глаза сразу. По крайней мере, мне подобных до того встречать не приходилось. Тут были и оплывшие древние курганы, но большую часть составляли «надгробные» сооружения, состоявшие из маленькой каменной насыпи с торчащей посередине «плитой».

Среди могил паслись кони, и ничто иное не могло так гармонично сочетаться одно с другим в таком патриархальном и первобытном созвучии. Гордые полудикие кони и древние безымянные могилы. Два символа великой кочевой цивилизации.

От увиденного пахнуло какой-то грозной и волнующей энергией. Почему-то вспомнились великие жертвоприношения ариев, когда весь род целый год следовал за избранным конем. В означенный срок конь приносился в жертву, а племя обретало новую родину.

А вот и жертвенник. Аккуратно выложенный из камней круг. Еще один символ кочевников, напоминающий о колесах и юртах, о жизни в вечном движении, номадической природе, противоположной даже в этом квадратной статике полей и жилищ земледельцев. Противопоставлением этим всегда гордились в Степи. Неслучайно и традиционная могильная насыпь, курган, была идеально круглой. Да вдобавок окружалась еще и концентрическими оградами из камня. Такие сохранились в самых древних некрополях, в том числе и Семиречья.

Едем дальше, и, перевалив небольшой хребтик, скатываемся в уютную долинку с несоответствующим названием Джаман-уй. Это уже долина речки Ассы, которая тут резко меняет направление своего течения и исчезает в непроходимом каньоне к северу. Речка эталонная. Хрустальная, говорливая и холодная. Если, конечно, вы не угодите сюда в период таяния или дождя.

Урочище Джаман-уй сравнивают с Долиной замков на Чарыне. И совершенно необоснованно. Потому что Чарын – это Чарын, а Ассы – Ассы (а Колорадо – Колорадо!). Может быть, фактура красноватых песчаников, причудливо выточенных ветрами и ливнями, такая же. Но и только. Таких мест вообще-то множество по обе стороны Тянь-Шаньских гор.

А это кто? Карл Маркс! Монументально возвышается у входа в отщелок, заполненный какими-то неясными каменными образами и образинами. (Не иначе, как воплощенными в камень идеями немецкой философии, - «источниками и составными частями»). Впрочем, если вглядеться в Маркса под другим углом, можно увидеть в нем и Льва Толстого, и Дмитрия Менделеева и… старика Хоттабыча.

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору