Каменная поэзия древности

Территория нашей страны огромна, и на всем ее протяжении исследователи находили и продолжают находить каменные изваяния, многим из которых не одна сотня, а то и тысяча лет. Загадочные каменные бабы, или балбалы, рассеяны по всей Евразии. Почему загадочные? Да потому, что до сих пор никто не определил их предназначение.

Их можно встретить не только в Казахстане, но и в степях России, Южной Сибири, в Азербайджане, на востоке Украины, в Германии, Средней Азии, Монголии. Гипотез немало, и все они противоречивы. Балбалы могли быть и погребальными сооружениями, и божественными идолами, и даже просто указателями в степи. Или же – почему бы и нет? – произведениями искусства.

Даже сам термин «балбал» неоднозначен. Так называют, например, и антропоморфных каменных баб, и ряды каменных столбиков, отходящих на восток от поминальных сооружений, и памятные стелы различной формы. Очевидно, что предназначения четырехгранного столбика и, к примеру, каменной женщины с чашей в руках совершенно различны. Но каковы? Мы обратились с этими вопросами к известному историку и этнографу Владимиру Осколкову и историку, писателю и жырау Арману Нурмуханбетову.

– Давайте рассмотрим наиболее популярные версии. Например, какое отношение балбалы имеют к захоронениям?

В.О.: – Касательно захоронений есть несколько версий. По одной из них считалось, что тюрки ставили каменные столбики-балбалы у поминальных сооружений своих воинов по числу врагов, убитых самим погребенным. Такой вывод основывается на сведениях китайских официальных хроник, описывающих погребальный обряд тюрков – тугю: «Обыкновенно, если он убил одного человека, то ставят один камень, у иных число таких камней простирается до ста и даже до тысячи».

Кроме того, в летописях про уйсуней рассказывается, что когда умирал какой-то богатырь или видный человек, то на его похоронах другие богатыри дарили ему убитых ими врагов. Эти враги изображались в виде стел или идолов, и должны были служить умершему на том свете. Подобные столбы установлены на погребальных курганах в виде оградок, похожих на каменные усики, поэтому уйсунские захоронения еще называют «курганами с усами». Учтите, сейчас я говорю не об антропоморфных (человекоподобных) изображениях, а просто о древних каменных столбах.

А.Н.: – Я против самого факта отнесения каменных столбиков к балбалам. Этимологически название «балбал» происходит от «баб´а», что означает «предок». Скорее всего, упомянутые в летописях каменные столбы или горки, обозначающиеся количество врагов, устанавливались рядом с балбалами. Таким образом, говоря о балбалах, я буду иметь в виду именно антропоморфные фигуры. Кстати, известно, например, изображение каменного человека, держащего в руке две головы. Дело в том, что у тюрков была не совсем эстетическая с точки зрения современности традиция отрезать головы врагов и прикреплять их или их часть к своей лошади. Знаете, как в наши дни у снайпера на прикладе зарубки – отметки о количестве убитых. Это подтверждает теорию, что балбал – великий победоносный предок.

В литературе, например, у Геродота, часто упоминается традиция устанавливать каменные статуи на погребальных курганах или возле них. Эта традиция прошла через тысячи лет, и сохранилась поныне. Например, у казахов это кулпытас, который сегодня устанавливают на могилах.

– Могли ли нести балбалы какую-то сакральную функцию, быть божественными изображениями?

В.О.: – Охранительная функция этих идолов вполне реальна. Я, конечно, имею в виду антропоморфные изображения. Балбалы вполне могли стоять в священных местах, где произошли важные события, например, ударила необычная молния, или у известного человека было пророческое видение. Не исключено, что они обозначали так называемые «места силы», или богов, которым поклонялись. Или же, возможно, по ним определяли время поклонения. Например, к определенному идолу кочевники приближались в определенный срок. Или же они могли указывать на солнцестояние. Так, группа балбалов могла быть чем-то вроде степного прообраза Стоунхенджа.

При подобных исследованиях вся сложность в том, что есть три антропологических типа человекоподобных балбалов – монголоиды, европеоиды и тюркоиды. Кроме того, у некоторых из них может присутствовать совершенно разная атрибутика – например, оружие, чаши, птицы в руках. Стоят они тоже совершенно по-разному. Ориентации есть и на запад, и на восток, как угодно. По всей видимости, у разных каменных баб предназначение разное, как и степень значимости. Поэтому выдвинуть по ним всем единую правдоподобную гипотезу просто невозможно.

А.Н.: – Не думаю, что уместно говорить о различных «божествах». У тюрков был один бог – Тенгри, Вечное Синее Небо. Даже в древних летописях Византии и Китая упоминается, что тюрки, кочевники – монотеисты. Так что речь идет не об идолопоклонничестве, а о культе предков, который сформировался еще во времена неолита. Этот культ проявляется во многих форматах, например, в героической поэзии, в виде былин, эпосов, или даже боевых кличей, когда воин, произнося имя предка, бросается в битву, призывая его к себе в помощь. Балбал – это та же поэзия, только запечатленная в камне.

Некоторыми исследователями, пришедшими извне, и далекими от сути нашей традиционной идеологии и мировоззрения, это воспринимается как язычество, поклонение тотемам и идолам. Но подношение балбалу – не поклонение божеству, а обращение к памяти предка, своеобразное приглашение его за свой дастархан, единение с ним. Речь идет не о принесении жертв, свойственной некоторым народам, а о привычке делиться с семьей.

Единственная связь с божеством в данной ситуации в том, что согласно нашему мировоззрению, цепочка предков – это преемственная иерархия, восходящая от потомка прямо на Небо к Богу, то есть, фактически живая божественная линия, которая пронзает вечность, доходя от священного первоистока до каждого ныне живущего человека.

– То есть, сказать что-то однозначное о балбалах не представляется возможным?

В.О.: – Обо всех разом – нет, конечно. Кроме функций, о которых мы уже говорили, балбалы могли быть даже географическими знаками, верстовыми столбами или указателями – куда сворачивать, где вода, как близко есть поселение и так далее. К сожалению, по балбалам нет никаких серьезных исследований. Для глубокого понимания сути этих прекрасных памятников истории нужно иметь четкую карту, на которой будет отмечено, где и когда их находили. Эти места необходимо связывать с географией – водоемами, дорогами, жильем, и даже с небом, созвездиями и циклами года.

Вполне вероятно, что если смотреть на определенных идолов сверху – сложится какая-то фигура. Серьезно этим делом никто, увы, не занимался. Балбалов, например, бездумно перевозят в музеи, теряя данные об их изначальном расположении. Или и того хуже – я знаю, что в Мангыстау их просто выдергивают из земли и укладывают во время строительства в фундаменты домов, а то и кошар.

Необходимо подойти в этой проблеме комплексно, объединить усилия историков, этнографов, географов, палеонтологов, религиоведов и других ученых. Это очень большой труд, который, к сожалению, пока никому не нужен. Еще немного, и боюсь, что мы все потеряем, и изучать будет уже просто нечего.

А.Н.: – Балбалы разбросаны на гигантской территории от Венгрии до Монголии, от Южной Сибири до Сырдарьи. Эта местность, именуемая «Великая степь», подарила миру великие идеи, технологии, мудрость, культуру и искусство. С одной стороны, это мощный географический охват, с другой – временной. Балбалы существуют примерно 6-7 тысяч лет, начиная от самых примитивных, и до высокохудожественных произведений. Это означает, что на данной огромной площади в течение продолжительного времени существовала древняя единая преемственная культура многочисленного, несущего могучий потенциал народа, который мы можем считать степным суперэтносом.

Мы, ныне живущие, являемся его прямыми потомками, и полностью ответственны за наследие, которое нам даровано предками. Поэтому варварское отношение в балбалам преступно. Их необходимо изучать со всем должным уважением к их исторической ценности, и к тому бесконечному, неповторимому миру, который за ними стоит.

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору