Как Казахстан участвовал в Победе

Когда началась война и немцы, прорвав западные рубежи СССР, начали топтать своей любимой еще со Средневековья «железной свиньей» то, к чему Европа безуспешно стремилась перманентно, два величайших людских вала покатили с Запада на Восток.

Один, скрежещущий металлом машин и людскими зубами, свистящий пулями и людскими судьбами – линия фронта. Второй, молчаливый и испуганный, состоящий в основном из потускневших стариков, не понимающих происходящего истомленных детей и осунувшихся женщин, боязливо оборачивающихся назад – поток беженцев.

В одной из таких колонн уходила от Войны моя мама – в 1941 году они с бабушкой поехали на Украину, погостить. Маме как раз исполнилось шесть лет, но это бегство она переживает до сих пор. Она помнит куклу, большую куклу, которую тащила, пока были силы. И прибрежную днепровскую грязь, в которую люди прыгали с парома, грязь эта потом долго сохла и отваливалась на бесконечных пыльных проселках. Мама по сей день напрягается, когда слышит, как самолеты форсируют моторы.

Тогда вслед за этим на беззащитных детей и женщин сверху набрасывалась сама Смерть, которую, со знанием дела и не без удовольствия, воплощали в себе холеные «арийчики» – выкормыши Гитлера. Любопытно, почему прошедшая через все это Германия, страна самого дикого социального эксперимента XX века, сегодня снова взяла на себя менторский тон учителя демократии?

Маме с бабушкой повезло – они, в конце концов, добрались до родного Уральска. Но вместе с ними в Казахстан в те дни перебралось много тех, для кого он не был родным, и кто, будь все по-прежнему, сюда никогда бы и не приехал.

Если первые дни войны почувствовались в Казахстане лишь предчувствием надвигающейся беды, то уже первые недели начали приносить заметные изменения в повседневную жизнь казахстанцев. Уходили, быстро собравшись и наскоро попрощавшись, мужчины, в одночасье обратившиеся из мирных животноводов, строителей и горняков в однообразно одетых воинов. Женщины, побросав малых детей на попечение их старших сестер, братьев, покорно занимали место на полях, у станков и в забоях.

Но главное, в тихую республику, где привыкли обращать внимание на каждого приезжего, вдруг хлынула целая лавина из «новых лиц».

Первые эшелоны начали прибывать уже в середине июля 1941-го. До конца года в Казахстан переселилось 386 492 человека.

Среди новоприбывших были разные люди. Случались и такие, кто мечтал отсидеться в тылу – подальше от фронта. Но большую часть составляли женщины и дети (детей в этой массе была треть!). А среди молодых и здоровых большинство рвалось на фронт, но вынуждено было налаживать на новом месте сложное производство на привезенном с собой оборудовании.

Только в Алма-Ате до конца 41-го года было размещено и начало работать 34 эвакуированных предприятия. Среди которых такие, как Луганский паровозостроительный, Карачаровский механический и Харьковский вагоноремонтный заводы. Как вспоминают очевидцы, всего за несколько месяцев сонная столица Казахстана изменилась до неузнаваемости. Превратившись в нервный и людный город. Возрожденные в далеком тылу заводы буквально с колес включались в работу. Для фронта, для Победы!

Фото из архива

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору