Илийская саванна

Попробуйте отгадать, где сделаны эти снимки. Уверен, многие алматинцы назовут какую-нибудь африканскую страну. А вот любой житель Чилика или Чунджи, даже самый маленький, безошибочно скажет, что это берег Или.

Оказывается, если долго-долго идти, ехать, топать и бежать по Кульджинской трассе, то можно попасть в настоящую саванну и даже увидеть настоящую газель, правда, нашу, местную, но газель – джейрана. Так что сдавайте билеты до Найроби, заливайте в баки своих автомобилей сэкономленный в авиакассах адреналин, если сможете, запаситесь байдаркой, и двигайтесь в сторону Чилика. Побывав в нашей доморощенной Африке, вы не только существенно смягчите удар по своему бюджету, но и сократите вывоз капитала из страны, за что Министерство финансов скажет вам в душе отдельное спасибо.

В 1969 году Капчагайская ГЭС поделила реку Или на верхний и нижний бьеф. Нижняя часть Или петляет 500 км между барханами пустынь Таукум и Сарыесикатырау и впадает в озеро Балхаш, образуя знаменитую Илийскую дельту. А верхняя – несет в Капчагай белые глины Синьцзяна. Ложем реки служит Илийская депрессия (понижение между юго-западными отрогами Джунгарского Алатау и Северным Тянь-Шанем).

Курганы этой древней долины полны исторических тайн, – когда-то здесь проходила одна из главных веток Великого Шелкового пути. А сейчас заканчивается строительство железной дороги Алматы – Урумчи. Две части одной реки имеют существенные различия не только в гидрологическом режиме, но и в составе прибрежной растительности, водной и наземной фауны. Например, толстолобик водится только в верховьях Или, зато здесь нет обычной для низовий воблы. Тугаи в нижнем течении состоят в основном из тростника, тальника и джиды, а верхняя часть реки заросла широкой полосой туранговых лесов, которые, кстати, и придают пойме «африканский» вид, так как похожи на акации, только жирафов не хватает.

По берегам Или, выше Капчагая, обычен редчайший зверь – среднеазиатская выдра. На водопой к Или выходят архары, куланы и хангулы (бухарские олени) – этих животных в низовьях вы не встретите. Не хочу ничего сказать против низовий, и особенно дельты реки Или, но если вы там уже побывали, то стоит побывать и в верховьях, хотя бы для сравнения.

Думаю, 100 литров бензина хватит, чтобы побывать в саванне, проплыть по заросшим настоящими джунглями протокам (если раздобудете байдарку), сфотографироваться на фоне разноцветных скал, ну и по пути загляните на Поющий бархан, но этим, конечно, уже никого не удивишь.

Первая достопримечательность на вашем пути – районный город Чилик (в «девичестве» Зайцево), некогда был славен, как вы, наверное, уже догадались, обилием зайцев. Поскольку зайцы давно уже съедены, теперь город гордится своими браконьерами (ведь каждому городу нужно чем-нибудь гордиться). В 10 км за славным городом путник может остановиться в растерянности у брошенного поста ГАИ: налево пойдешь – в охотхозяйство «Манул» попадешь. А если пойдешь направо по Нарынкольской трассе и за Кокпекским перевалом свернешь в сторону Чунджи, то попадешь в Уйгурский район. Какое бы решение вы ни приняли, впереди вас ждет немало интересного.

Если вы повернули налево, то через 40 км от Чилика вы свернете к поселку Бурандасу и с почтительным трепетом в душе замрете перед аншлагом: «Охотхозяйство «Манул» находится под покровительством Булата Назарбаева». Не пугайтесь, вам следует смело постучать в ворота, и вас примет обаятельная и весьма хозяйственная маленькая хозяйка большого хозяйства Инна Михайловна Касымова. Уже который год 28 егерей мануловцев под ее предводительством ведут героическую оборону угодий от превосходящих сил моторизированных новейшими джипами, телефонизированных страшными номерами, бронированных непробиваемыми удостоверениями армий браконьеров.

Они берут ее позиции в административные клещи, обстреливают крупнокалиберными звонками, высаживают десанты проверяющих, но стойкая Инна Михайловна не на жизнь, а насмерть бьется за счастье зайцев, фазанов и кабанов. Животные реагируют на это дружным ростом численности. В этом легко убедиться, проехав пару километров по угодьям и посчитав перебежавшую дорогу живность. Даже несколько бухарских оленей выбрались за границы президентского охотхозяйства «Карачингиль» и обосновались в «Мануле».

Я задал Инне Михайловне вопрос: «Рентабельно ли ваше охотничье хозяйство? Многие охотпользователи считают, что охотничье хозяйство в наших условиях в принципе не может быть таковым».

– Многие закрепили угодья, не собираясь на самом деле заниматься охотничьим хозяйством. Был адмресурс, ну и воспользовались им на всякий случай. Думали, может, стоимость угодий вырастет, как она выросла на землю в начале 2000-х. Такие хозяйства, конечно, ничего, кроме убытков, не приносят.

Ресурсы диких животных по Конституции принадлежат государству, и государство продает на них лицензии или марки. На простой перепродаже лицензий много не заработаешь, да это и не вполне законно. Охотпользователь должен зарабатывать на сервисе. Ну а в сфере обслуживания, будь это охотничий, ресторанный или гостиничный бизнес, все зависит от качества сервиса, четкости организации, личной харизмы руководителей.

Охотничий бизнес сложен тем, что кроме качества сервиса клиентов привлекает еще и численность животных. Ее поддержание на высоком уровне требует очень трудоемкой и дорогостоящей системы охраны. В условиях, когда эпидемия браконьерства поразила все слои общества, от сельских безработных до высших чиновников, это на самом деле очень трудная задача, не каждому по плечу.

В хозяйстве действует клубная система и потому, если вы не член охотобщества, у вас могут возникнуть проблемы с лицензиями. Но если вы турист, то вы заплатите определенную сумму, зависящую от того, куда вы хотите попасть. За право посещения хозяйства вам дадут сопровождающего егеря и объяснят правила. Вы сможете попасть на берег Или напротив знаменитого Поющего бархана (на 150 км короче, чем по правому берегу).

От подпора до Ташкарасу (впадение реки Чарын в Или) все виды рыбалки запрещены. Исключение составляет только промысловый «мелиоративный лов». Чем мелиоративные ловцы отличаются от прочих рыбаков и рыболовов, неспециалисту разобраться трудно. Вероятно, наличием бумажки, которую неисповедимыми путями можно получить через ТОО «Казахский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства» и другие таинственные организации.

Верхнеилийская рыбная инспекция охраняет верхний бьеф реки круглосуточно, и я не советую уважаемому путешественнику рыбачить на Или между Капчагаем и устьем Чарына, если он, конечно, не запишется заблаговременно в «мелиоративные» рыбаки. Существенным достижением работы инспекторов является тот факт, что в верхнем бьефе Или, в отличие от нижнего, электролов на самом деле искоренили, да и моторных лодок на порядок меньше. Один из опытнейших инспекторов Саид Аманжолов сказал, что борьба с «электриками» ведется жестко и бескомпромиссно. Против них настроены все, в том числе и местные жители.

По словам начальника Верхнеилийской инспекции Сапара Артаева, рыбные запасы Капчагая и верховий реки Или за последние 10 лет сократились на 75 процентов. Дно Капчагая покрыто слоем брошенных китайских сетей. Хотя эта снасть запрещена, на любой барахолке Алматы можно без проблем приобрести стометровую сеть за 1000 тенге. Первая же пойманная рыба окупает затраты, поэтому браконьеру проще бросить сеть в водоеме, чем рисковать, вывозя ее на берег.

Три года назад лов рыбы лесочными (моножилковыми) китайскими сетями был запрещен. Хитроумная китайская промышленность мгновенно среагировала на запрет производством капроновых сетей. «Тряпочные» китайские сети стоят не намного дороже лесочных и наносят не меньше вреда, но процедура их запрета займет столько времени, что рыба в Капчагае, скорее всего, до него не доживет.

Любителям спортивной рыбалки следует обращаться в охотобщество «Адал» или в его представительство в Чундже. Рыбалка разрешена от места впадения Чарына в Или (Ташкарасу) и до пристани Дубунь. 600 тенге дают право вылова 10 кг рыбы. Есть все шансы поймать сома, сазана, толстолобика, жереха, судака, леща и даже небольшого шипа. Правда, последнего рыболов обязан сфотографировать, поцеловать и отпустить. Конечно, на практике осетренка отпускают в основном в котел.

Вернемся, однако, к нашей отправной точке – старому посту ГАИ за Чиликом, и попробуем пробраться к Или на 200 км выше Поющего бархана. Если ты, уважаемый путник, свернешь в сторону Чунджи, то через 60 км попадешь в столицу Уйгурского района. По пути тебя могут остановить люди с полосатыми палочками. Не вздумай, о путник, цитировать Административный кодекс, будто бы останавливать автотранспорт имеет право только дорожная полиция, ибо все, что ты скажешь, будет использовано против тебя. Любой, у кого на плечах есть нечто вроде погон (даже швейцар или вагоновожатый) имеет моральное право остановить тебя и проверить, а не браконьер ли ты? Если у тебя в багажнике найдется что-нибудь не вполне законное, значит, их детишкам сегодня повезло. И я поддерживаю даже такую форму охраны природы. Если бы не эти ребята, мы, грешные, с нашей охотничьей культурой, давно бы уже выбили и вывезли все, что шевелится.

Если вам не хочется поддерживать нуждающуюся природоохранную общественность, то советую приобрести путевку. В Алматы, обратившись, например, к директору охотхозяйства «Узунтам» Николаю Гусеву. В Чундже можно найти охотоведа этого охотхозяйства Азиза Турдубакиева (тел. +7 701 208 22 95). Наверное, это грустно, но подавляющее большинство наших соотечественников пытаются по одной лицензии съездить на охоту столько раз, сколько удастся не попасться. От Чунджи дорога идет по глинистой пустыне, но километров через 40 вы без ошибки догадаетесь, что подъезжаете к пойме Или.

Пустынные тополя – туранги, причудливо изогнувшись, исполнят для вас африканский танец. Длится этот танец в среднем тысячу лет. Так что некоторые деревья начинали его еще для воинов Чингисхана. Уже на подъезде вы наверняка увидите джейранов. Белохвостые газели, паря в воздухе как птицы, пронесутся перед вами и встанут где-нибудь на пригорке. Чтобы лучше вас разглядеть. Директор охотхозяйства Николай Гусев говорит, что, несмотря на все усилия, прекратить браконьерство на джейрана очень трудно. Приходится еженощно патрулировать территорию, а на воспроизводственных участках даже шиповать дороги (хотя это тоже не вполне законно, но что поделаешь – на войне как на войне).

У браконьеров отлично отлажена система оповещения, стоит опергруппе заехать в угодья, как неведомыми путями это становится известным всем. Контингент браконьеров тоже особый. За джейрана предусмотрено уголовное наказание до трех лет, конфискация автотранспорта и штраф в 400 МРП. Такой риск могут позволить себе только хорошо «закрышованные» браконьеры. Те, кто уверен в своей безнаказанности. Егеря, как правило, боятся вступать с ними в конфликты.

Никакой материальной заинтересованности в охране краснокнижных животных частные охотхозяйства не имеют. Ведь охота на них запрещена. Государственных инвестиций (в отличие от ООПТ) не получают. Все затраты: ГСМ, транспорт, связь, зарплата – несут из своих средств. И, тем не менее, по данным зоологов, на территории хозяйств «Манул» и «Узунтам» плотность населения джейрана на единицу площади выше, чем в знаменитом национальном парке «Алтын-Эмель».

Если вам повезет, вы сможете увидеть джека (или дрофу-красотку). Правда, с каждым годом ее становится все меньше. На берегу Или, в тугаях, вас наверняка приветствуют звонкой перекличкой все еще многочисленные фазаны. Там вы сможете поставить закида и половить рыбу на донки. Самый большой сом, пойманный в Узунтаме в 2007 году, весил 190 кг. Раньше такие рыбины не были здесь редкостью, но с каждым годом сомы мельчают, их становится все меньше, и возможно, через несколько лет рыболовы будут радоваться соменку весом в пять кг.

Если вы спустите в Или байдарку и проплывете десяток-другой километров вниз по течению, то увидите поразительной красоты береговые пейзажи, буйные джунгли туранги, джиды, тальника, заросшие барбарисом и переплетенные ломоносом. Обратите внимание на когтистые косолапые следы на песчаных отмелях. Это следы редчайшего животного, обитающего только здесь, – среднеазиатской выдры. В верховьях Или она довольно многочисленна. На закате вы можете увидеть на песчаной отмели косулю или кабана. Большие табуны кабанов населяют густые острова посреди Или.

В 20 км ниже Узунтама сейчас строится железнодорожный мост, и в ближайшем будущем сюда можно будет добраться на поезде. Рядом с железной дорогой пройдет современный автобан. Это, без сомнений, увеличит поток отдыхающих в верхний бьеф Или. Как это отразится на уникальных экосистемах, зависит от охотничьей и рыболовной культуры алматинцев, которая, увы, до сих пор оставляет желать лучшего.

Текст: Максим Левитин, фото автора

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору