Год «Тюльпана»

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

24 мая 2008 года председатель жюри программы «Особый взгляд» Каннского фестиваля Фатих Акин огласил итоги конкурса: «Гран-при фестиваля присуждается фильму «Тюльпан» (Казахстан), режиссер Сергей Дворцевой!». И вновь одобрительная овация, вторая после премьеры накануне…

Сказать, что наша картина заслуженно получила эту награду (а мне, будучи членом казахстанской делегации в Каннах и посмотревшему все 20 картин, участвовавших в конкурсе, было с чем сравнивать), – значит не сказать ничего. «Тюльпан» не просто идеально соответствовал формату «Особый взгляд», он был особым явлением, самобытным и оригинальным.

Режиссер фильма Сергей Дворцевой после приличного опыта в документальном кино снял свой первый игровой фильм, в котором есть документализм и практически нет ничего наигранного: юмор, драматизм, испытание, мечты и слезы не сыграны, а пережиты актерами и создателями.

Тюльпан – яркий пример визионерства на стыке игрового и документального кино. Я думаю, что значение «Тюльпана» во многом определяется тем, что это первый в казахстанском кино полноценный арт-хаус, талантливо соединивший игровую занимательность и документальную убедительность.

Успех «Тюльпана» за рубежом легко можно объяснить потребностью западного зрителя в экзотике и чужеземных обычаях. Но без удивительной человеческой интонации, подкупающей естественности чувств и характеров, органично вписанных в естество природы, «Тюльпан» едва ли завоевал бы главные награды международных фестивалей в Каннах, Нью-Йорке, Лондоне, Торонто, Цюрихе и Токио.

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

В контексте казахстанских фильмов 2008 года: традиционно-вчерашнего «Подарка Сталину» Рустема Абдрашева; драматично-классического «Прощай, Гульсары!» Ардака Амиркулова, опоздавшего с экранизацией повести Чингиза Айтматова лет на двадцать и теперь вставшего в один ряд с Болатом Шарипом и его картиной «Заман-ай»; беспросветно-депрессивного «Кароя», не дающего зрителю ничего, кроме смысла, заключенного в названии; и других картин, – «Тюльпан» смотрится по-настоящему свежо, современно и убедительно.

Сергей Дворцевой придумал историю, основанную на реальной жизни кочевников, которую он знал с детства. Эту историю нельзя было снять средствами документального кино, поскольку режиссера в первую очередь интересовал конфликт человеческих отношений, а не документализм степной жизни.

Сюжет фильма прост. После службы на Сахалине в родные края шымкентской степи возвращается главный герой фильма – Аса. Мечта юноши – построить здесь свой райский уголок, оазис (чтобы была семья, «белая юрта» со спутниковой антенной, фермерское хозяйство, работающее от солнечных батарей). Но пока, не имея ничего кроме флотской формы, Аса останавливается у сестры, которая кочует с мужем в степи.

Председатель согласен дать ему отару овец только в случае женитьбы. Желающих жить в песчаных просторах, взяв на свои плечи нелегкий чабанский труд, нет – молодежь стремится уехать в город. На всю степь известна только одна девушка на выданье, со сказочным именем Тюльпан...

Лица Тюльпан мы так и не увидим: у каждого зрителя свое представление о красоте. Проблема лишь в том, что девушке не нравятся… большие уши Асы… А дальше, в канве повествования – непосредственная комичность, драматизм, слезы, проверка на прочность, правда жизни… При этом важна даже не сама история, а то, как она рассказана, какими кинематографическими средствами, в чем этот особый взгляд «Тюльпана».

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

Этнографический фьюжн

Так нетрадиционно можно обозначить жанр фильма, в котором переплетаются многие традиционные элементы: драма, мелодрама, комедия, приключение. Этно-кинематографический «Тюльпан» рассказал на языке документально-игрового кино традиционную культуру казахов, передав образ жизни и кочевую ментальность. При этом язык самого фильма самобытен и синкретичен: герои говорят на казахско-русском языке. И это сделано органично, два языка дополняют друг друга, они переплетены, объединяя даже тех, кто не знает одного из них.

«Тюльпан» – это первая и единственная картина в нашем кино, которая делает проблему языка прозрачной: открытой для взаимного интереса и понимания. Как известно, кочевник транслирует свое миропонимание из поколения в поколение устно, через фольклор. В этом смысле у кочевника нет истории (письменной истории), но есть песня. А казахские песни в «Тюльпане» (внутри фильма и на титрах) – это интонации души, проникновенные, лирические и очень точные.

По сути, в «Тюльпане» было найдено то, и не только в музыкальном плане, что совершенно отсутствовало в «Кочевнике» – целостность и органичность национального характера.

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

Hand-made movie

Ручная работа, штучный, кропотливо и терпеливо (4 года сьемок!) сделанный арт-хаус – очевидное достоинство «Тюльпана». Глазами режиссера Сергея Дворцевого был польский оператор Иоланта Дылевска. И этим глазам удалось многое. Но главное, предельно реалистично, «с плеча», снять фильм, имеющий дыхание, пульсацию космоса казахской степи.

Жизнь кочевника, и фильм это блестяще доказывает, вплетена в природный цикл (кочевничество по сути ведь и есть освоение природы природным способом). Микрокосмос юрты органично вписан в макрокосмос степи, в ритм природной стихии. Чего стоит предгрозовое небо с молнией, серая пелена песчаной бури, накрывающей отару овец, или песчаный вихрь, растворяющийся в лазурном небе! И все это без спецэффектов, натурально и естественно. Живое кино, как запечатленное на пленке пространство-время казахской степи.

Одно из главных достоинств «Тюльпана» – его энергетика. По сути, картина Дворцевого использует естественный для кочевника принцип жизни, как обмен энергией между человеком и природой, в качестве конструктивного принципа фильма. В безбрежном мире «искусственного» кино появился фильм совершенно естественный, как глоток реальности на фоне придуманных и надуманных сюжетов и форм. И произошло это, я думаю, во многом оттого, что Дворцевой шел от природы к человеку.

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

Уровень естественности (и достаточно высокий уровень) в его картине задавали животные (овцы, верблюды, собака, коза). Именно они определяли планку искренности и естества для героев фильма. В итоге зарубежный, да и отечественный зритель увидел ту человечность и правду чувств, которые уже почти утратил. Кроме того, документальность и реализм картины во многом достигались операторской манерой, точным монтажом и длинными планами, тщательно срежиссированными Дворцевым (в «Тюльпане» минимум монтажных склеек, а части повествования максимально приближены к «реальному времени»).

Надо сказать, что у «Тюльпана» есть и будут свои противники, равно как и те, кто скажет: «Да так себе фильм…». В Эпоху «Большого прикола» стало почти нормой ко всему относиться с иронией. Вот, например, как оценивают картину острые на язык журналисты: «Главный приз в Каннах – поздравляю, соотечественники, – получил милый фильм про роды овцы, «Тюльпан» Сергея Дворцевого. Неплохое кино, которое должно понравиться публике. Особенно женщинам и зоопсихологам».

Я бы на это ответил: каждый видит то, что хочет видеть!

Позитивный миф

К «Тюльпану» мало подходит избитое слово «копродукция», скорее «интернационал единомышленников». Наш земляк Сергей Дворцевой писал сценарий вместе с талантливым российским автором Геннадием Островским. Снимала картину польский оператор Иоланта Дылевска. Звук монтировали французы в Швейцарии, а монтаж самого фильма делали на «Пандоре» в Германии. И конечно, прекрасно справились со своей задачей наши казахстанские актеры: Асхат Кучинчиреков, Ондасын Бесикбасов, Самал Еслямова, Тулепберген Байсакалов.

Но главное, будучи кросс-культурным продуктом (Казахстан – Россия – Германия – Швейцария – Польша), особый взгляд «Тюльпана» оказался транснациональным, универсальным взглядом, фильмом года с универсальной позитивной мифологией. Императив этой мифологии: будь терпеливым, трудолюбивым, честным, не предавай свои чувства, улыбайся своей мечте и когда-нибудь она обязательно улыбнется тебе.

фильм Тюльпан Сергей Дворцевой, казахстанское кино в Каннах

Не случайно американский слоган картины звучит так: «Найди в степи свой дом». И для этого не обязательно следовать за героем фильма Асой. Его желания, его Мечта, которую он как икону нарисовал на флотской форме, – понятна и близка любому человеку в любой точке земного шара. В этой мечте простые общечеловеческие ценности: любовь, семья, дети, свое дело, счастье, гармония с окружающим миром и самим собой. А незыблемая основа этого – трудолюбие, стойкость, сила духа.

На премьере фильма в Алматы продюсер Гульнара Сарсенова сказала очень точные слова: «Легко полюбить Алматы или Астану, труднее полюбить Бетпак Далу, где снималась картина». А не полюбить «Тюльпан», я думаю, невозможно. И международное признание фильма из Казахстана (причем, не только жюри международных фестивалей, но и простым зрителем) – яркое тому подтверждение. «Тюльпан» передает дух Казахстана лучше, чем вся архитектура Астаны», – заметил английский актер Джереми Айронз. И уж вне всякого сомнения делает это в десять раз лучше, чем амбициозный «Кочевник».

0
Голосов еще нет

Материалы по теме:

Задать вопрос автору