Цена загадки

Почему одним все, а другим – ничего? Чем эта картина лучше, чем работы других, не менее талантливых авторов? Как бы продать что-нибудь за миллион? Или хотя бы за половину? Почему именно «Китаянка» стала баловнем удачи, хотя у этого мастера есть немало других картин? Массу вопросов без ответов вызвал факт приобретения в конце марта миллиардером Лоуренсом Графом картины Владимира Третчикова «Китаянка».

У казахстанской прессы сей факт вызвал особенно пристрастное внимание, потому что художник родился в Петропавловске, правда, в далеком 1913 году. Но это единственный прецедент, когда работа хоть и бывшего земляка была продана на аукционе за такие бешеные деньги – за полтора миллиона долларов. В этом году Владимиру Третчикову исполнилось бы 100 лет, но в 2006 году он умер в ЮАР, где прожил долгие годы. Он писал всю жизнь. А эта картина больше известна под другим названием – «Зеленая леди», и когда-то ее не ругал только ленивый. Правда, потом это произведение стало одним из самых воспроизводимых живописных полотен в мире и даже символом западной поп-культуры. В принципе, Третчиков был достаточно известным художником. Если верить английской «Дейли миррор», он был вторым после Пикассо самым богатым художником мира.

Стоит ли ждать в мире искусства объективности? Нет, конечно. В этом царстве правит сплошная субъективность и эмоции. Например, мне эта картина и эта девушка нравятся. Я понимаю Графа. По глубокому спокойствию на ее лице, по какой-то погруженности в себя и отрешенности я бы даже рискнула назвать ее современной Джокондой. И загадка в ней есть. А теперь еще и достойная цена прибавила ей таинственности и значимости. А кому-то она и сейчас может показаться знаменем китча. Так и должно быть. Как написал один журналист: «Где эти критики? Нет их, все умерли. Умер и Третчиков. Он скончался в августе 2006 года в Кейптауне. Да и мы все умрем когда-нибудь. А «Китайская девушка» будет жить. А на ней – имя Владимира Третчикова».

Мы решили спросить у казахстанских галеристов и коллекционеров, каким образом, на их взгляд, складывается цена на художественные произведения, и как они относятся к изложенному выше факту продажи «Китаянки» за полтора миллиона долларов.

Азиатский мотив

Жанна Спунер, коллекционер:

– Рассуждать на эту тему можно долго, история каждой такой покупки обрастает сплетнями и домыслами. Покупатели бывают разными, кто-то действительно является ценителем и, может, всю жизнь мечтал стать обладателем полотна того или иного художника, а кто-то просто вкладывает деньги, ведь, к сожалению или к счастью для художников, очень многие рассматривают искусство как хорошие инвестиции. Вспомните о недавнем буме на китайское искусство. С обретением свобод в Поднебесной произошел энергетический всплеск в художественной жизни. Но не в меньшей степени сыграл еще один факт.

Из-за расцвета китайской экономики и борьбы с коррупцией получил новое звучание старый китайский термин «изящное взяточничество», когда в роли взятки выступают художественные ценности – предметы старины, картины, произведения традиционной китайской каллиграфии и др. Взятки подобного рода гораздо сложней отследить и наказать, а сами «сделки» способствуют отмыванию денег. Покупки через известные аукционы добавляют «вес» подаркам, что, соответственно, и разогрело спрос на китайскую волну.

Конкретно об этой картине, почему ее цена достигла миллиона фунтов, сказать не могу, сама поклонницей этого художника не являюсь, но думаю, что ничто в этом мире не случайно.

Не только по любви…

Анна Петракова, хозяйка галереи «Вернисаж»:
– Факт продажи произведения искусства за очень большие деньги не вызывает у меня никаких вопросов: настоящее искусство того стоит. Мне кажется, что для этого художника это слишком дорого. Иногда такие сделки проходят для того, чтобы поднять цены. Мы ведь все слышали о больших суммах, заплаченных на аукционах за картины, но мне кажется, в таком случае люди, скорее, инвестируют деньги во что-то надежное, что вырастет в цене в будущем, и приобретают не только то, что любят.

Заплатила бы я за живопись очень много, если бы имела такую возможность? Думаю, да, но если бы это был, например, Леонардо да Винчи или Ренуар.

Это не вопрос цены

Гульмира Шалабаева, хозяйка галереи «ОЮ»:
– Мне как-то задали вопрос: «Если бы у вас был миллион, за какую картину вы бы его заплатили?». Я задумалась... Есть такие произведения искусства, которые, по их влиянию на людей и их души, вообще не имеют цены. Но это – совсем другая история. И вообще, на мой взгляд, это не вопрос денег. А однажды на предаукционном показе я видела портрет работы Модильяни и просто не могла оторвать от него глаз. За него я бы отдала большие деньги, если бы имела их. Вообще, чтобы понять, насколько важна для тебя работа, надо видеть ее «живьем», а не в каталоге...

Драгоценные образы Чело-вечности

Лариса Арюткина, коллекционер:
– Услышав о том, что та или иная картина продана за миллион долларов, всегда хочется увидеть ее в подлиннике, чтобы понять, за что была уплачена такая огромная сумма. Причем часто дорогостоящий образ вызывает недоумение у большинства: как можно отвалить за это такие деньги?.. О вкусах не спорят, за них платят. Если заплатили миллион, значит – шедевр! С миллионами трудно спорить, это весомое средство диктовать свои вкусы всем остальным.

Можно лишь позавидовать тем, кто может столь высоко оценить объект своего пристрастия и ради счастья обладать им выложить миллионы. Отдав миллионы за шедевр, амбициозный человек как бы оплачивает свое бессмертие, покупает билет в вечность. Он поднимает собственную стоимость до заоблачных высот и, таким образом, бронирует себе место в истории, рассчитывая на благодарную память потомков.

Талант и деньги – эквиваленты драгоценных мгновений ускользающего времени и непреходящих образов чело-вечности, приобщиться к которым дано не каждому смертному.

0
Голосов еще нет

Задать вопрос автору