Аномальное прошлое Барсакельмес

Испокон веков люди, в богатстве воображения и трепете перед стихиями, населяли природу божествами большими и малыми, духами – помощниками и вредителями. Что и говорить о степи, бескрайние просторы которой так и провоцируют жителей искать спасения от такого неуютного одиночества в еще более неуютных, но таких завораживающих легендах, становящихся развлечением для одних и единственной правдой для других.

Казахстан, как и другие страны, полнится собственными сказаниями о потустороннем, странном, неопознанном и прочем. Многие из этих народных поверий живут столетиями, не изменяясь, иные в одночасье обрастают леденящими кровь «подробностями» и тихо исчезают из памяти через год. Об отдельных же случаях пишут книги, снимают фильмы, годами бьются над разгадкой подтвержденных документально удивительных событий.

Барсакельмес – ныне урочище, а раньше – остров в Аральском море. Медленное обмеление дна присоединило его к материку. Там расположен уникальный заповедник, охраняемый государством.

Между тем, эта загадочная местность на слуху не только у ученых-природоведов, но и у множества людей по всему миру с совершенно иными интересами. Бывший ранее островом, позже полуостровом, Барсакельмес считается аномальной зоной планеты. Само пространство его – пустынное, бескрайнее, словно бы дышащее медленной агонией Аральского моря, неизбежно навевает определенные мысли, вызывает отрешенность и легкий транс, столь любимый эзотериками-исследователями всех мастей. Барсакельмес – их притча во языцех, казахстанский аналог «Бермудского треугольника». Он широко известен в этом качестве и овеян множеством странных легенд. Не зря, в переводе с казахского название острова означает «Пойдешь – не вернешься». Аномалией Барсакельмес считается потеря во времени и/или пространстве.

Уфологи организовывали несколько экспедиций на Барсакельмес, собираясь со всего постсоветского пространства. Здравомыслящий человек скажет, что даже за один визит можно убедиться, что ничего загадочного местность в себе не таит, и больше не беспокоиться об этом, но уфологи продолжают приезжать в эту не самую приветливую, удивительно красивую молчаливой, неброской красотой часть Казахстана.

Откуда же пошла такая сомнительная, хоть и широчайшая, слава Барсакельмес? Ей уже несколько десятков лет. Ворох историй, воспоминаний, слухов и просто чьих-то фантазий не так просто разделить даже на «сомнительное» и «совсем неправдоподобное». Тем не менее, попробуем изложить немного из первой категории.

Самая известная легенда о Барсакельмес гласит, что в прошлом сбежавшие из тюрем заключенные пытались найти укрытие на острове, чтобы спрятаться от поисковых групп и переждать. Через несколько лет или даже месяцев беглецы возвращались к своим семьям, но с ужасом обнаруживали, что со времени побега прошли не годы, а десятилетия. Историю эту передают из уст в уста в разных частях страны – местах проживания семей тех самых заключенных. В прежние времена даже при жестоком шторме в Аральском море рыбаки боялись приставать к острову – ведь тот, кто сходил на его берег, не возвращался. Мало радости – как пропасть на десятилетия, так и пропасть вовсе, считали люди, и множили неоднозначную славу Барсакельмес собственным вкладом.

О возникновении самого названия «Пойдешь – не вернешься» мнения также разделяются. Самая распространенная легенда об этом гласит о бае, решившем однажды поселиться на острове – с богатыми землями, изобилием птицы и зверья. Когда зимой стоял крепкий лед, бай со всем своим родом в несколько десятков человек, скарбом и скотом перешел по нему на остров. С пришествием весны бывшие его соседи решили поинтересоваться, как протекает жизнь у переселенцев, но, приплыв на остров, не застали там ни души. Только пустые юрты, брошенную утварь, истлевающие ткани…

У этой легенды более-менее оптимистичного – о возвращении через десятки лет – продолжения нет.

Молва о бесследном исчезновении людей тянется и дальше, сквозь года. Среди ясного дня на Барсакельмес вдруг опускается густой, непроглядный белый туман, и те, кто заходил в него, не возвращались обратно. Вариант, что неопытные ходоки просто заплутали, не видя пути, неправдоподобен: случаи исчезновения фиксировались во время бытности Барсакельмес островом, который спутники пропавших обшаривали потом вдоль и поперек.

Пишут, хоть документальных свидетельств этому не найдено (что может сказать о многом), что в 1991 году на острове бесследно исчезла целая экспедиция, а в 1993 (об этом уже рассказывают сами участники) несколько человек, решивших по нему прогуляться, забрели в тот самый, уже ставший легендарным «белый туман», где пробыли, по их ощущениям, не больше двадцати минут, а по возвращении в лагерь узнали, что отсутствовали больше суток. Аналогичную историю рассказал радиооператор В. Бабынин в 80-х годах, когда при работе в геодезической партии на Арале он «потерялся» для коллег на целые сутки, хотя для него прошло не более десяти минут. Группа «Космопоиск», исследующая аномальные зоны, намеревалась посетить Барсакельмес в 2000 году, но не получила разрешения – к тому времени заповедник уже был режимным объектом. Возможно, властям на тот момент не по душе была идея присутствия очередных исследователей «со взором горящим» среди краснокнижных куланов и иных животных, культивируемых в заповеднике. А может быть, и другая какая причина была.

Белый туман, провалы в пространстве и времени – это для ученых и все тех же уфологов, а людская молва требует деталей попонятнее, да поцветистее. Воображение местных жителей поселило на острове крылатого дракона, который, как положено в легендах, и поедал исчезающих там людей. Укреплению легенды только способствовала вышедшая более полувека назад статья журналиста Новожилова, вдохновленного книгой Тараса Шевченко, посвященной Аральскому морю. Шевченко нашел на берегу одного из островов странные кости, а последовавшему по его пути журналисту рассказали, что в 30-х годах здесь исчез целый поселок, остались только пустые юрты (здесь история перекликается с уже упомянутой легендой о бае и его домочадцах), и в одной из них нашли труп окоченевшего крылатого ящера. В доказательство журналисту передали сохранившийся зуб этого ящера, в котором специалисты московского Музея палеонтологии узнали зуб птеранодона, вымершего 60 миллионов лет назад.

Несколько лет назад Клуб любителей фантастики Московского государственного университета в поисках правды вступил в переписку с молодым писателем-фантастом из Алматы. Тот щедро умножал число слухов и легенд об острове, подтвердив наличие дракона-динозавра, и лишь в 2008 году признался, что это была не более чем мистификация, продиктованная его чувством юмора.

Может быть, оно и к лучшему – пусть лучше люди боятся крылатых драконов, если это поможет защитить популяции редких видов животных, безмятежно живущих в уникальном заповеднике Барсакельмес.

0
Голосов еще нет

Задать вопрос автору