Скит в горном урочище

скит в Аксайском ущелье

Каждый год 11 августа горы в урочище Кзыл-Жар Заилийского Алатау, в православной Свято-Серафимо-Феогностовской мужской пустыни наполняются звуками божественной литургии. Праздничную службу по традиции проводит сам владыка местной епархии. Тысячи паломников, среди которых люди разного пола, возраста и положения, жители Казахстана, Кыргызстана, России, приходят сюда, под сень вековых тянь-шаньских елей, к деревянному поклонному кресту, украшенному красивым венком из хвои и живых цветов. Это – место погребения монахов Серафима и Феогноста.

В начале 1920-х годов, спасаясь от гонений безбожной власти, группа монахов и монахинь из Верного двигалась вверх по Аксайскому ущелью. Это ныне оно застроено разнокалиберными дачами, тогда же, достаточно труднодоступное и дикое, казалось идеальным для основания уединенного скита. Иноки шли, не ведая куда, – скорее по наитию, внимательно всматриваясь в окружающие склоны. Вот тут-то и явилось отцу Серафиму видение – яркое сияние, подымающееся над лесистым гребнем одного из боковых ущелий. Вслед за пастырем свет увидели и остальные. Верующие ко всяким знамениям относятся достаточно серьезно. Потому-то и верненские монахи тут же отправились «на свет». Поднялись по заросшему девственными елями склону и заложили здесь свою обитель.

скит в Аксайском ущелье

Но долго предаваться уединенным молитвам монахам-основателям не довелось. Однажды под вечер, когда большинство иноков отсутствовало, в скит заявились трое вооруженных людей, одетых в красноармейскую форму. И попросились переночевать. Утром «красноармейцы» застрелили Серафима с Феогностом и, забрав все ценное, что нашли, скрылись. Мертвого отца Серафима обнаружили стоящим на коленях перед образами с четками в руках. О. Феогност лежал в своей келье со скрещенными на груди руками и пулей в сердце. В скиту был еще третий монах, некий Анатолий, но тому удалось убежать в горы и скрыться в лесу.

Как и завещал, предчувствуя свою гибель, отец Серафим, его вместе с духовным братом похоронили тут же, рядом с кельями. И монахини каждый год исправно посещали их могилу. А умирая – завещали тропу к ней своим близким. Таким образом место погребения сохранялось в памяти людей более 60 лет.

скит в Аксайском ущелье

Но эта могила – скорее символ. Мощи мучеников теперь хранятся в специальной раке, установленной в местном храме, позлащенные луковки которого радостно сияют на фоне темных тянь-шаньских елей. Новые колокола наполняют округу чудесным звоном. Чтобы войти в храм, нужно испросить разрешения настоятеля. Или попасть сюда к службе. Внутри храм освещен лишь светом, проникающим из окон, да отблесками от свечей и лампад. Оттого тут как-то особенно уютно и радостно. Рака с мощами св. угодников расположена справа (если, как полагается в церкви, стоять лицом к алтарю). Интересно, что внизу, в подвале, под этим местом есть источник, неожиданно забивший при строительстве храма.

В 2000 году на Архиерейском соборе Русской православной церкви, вместе с 1090 других новомучеников, оба монаха были причислены к лику святых подвижников православной церкви, принявших смерть в годы гонений.

Материалы к биографиям св. отцов Серафима и Феогноста

Иероманах Серафим родился в городе Глухове, где, после окончания гимназии, неожиданно решил оставить мир и посвятить себя Богу, принявши монашеский постриг в Глинской пустыни. Затем судьба забросила его в новый Свято-Троицкий монастырь, который основали на восточных берегах Иссык-Куля валаамские миссионеры. Тут и пересеклись пути святых отцов Серафима и Феогноста. О предшествующей жизни Феогноста вообще известно мало что. По некоторым данным, оба монаха жили вместе еще в Глинской обители и на Иссык-Куль тоже пришли вместе.

Что привело их в дебри Азии? Трудно сказать. Так или иначе, но, видимо, у них была веская причина, чтобы резко изменить свою жизнь, поменяв благополучный и устоявшийся быт старинного монастыря в центре Русской равнины на полную неизвестности жизнь в новой обители средь гор Тянь-Шаня. Имея представление о душевных свойствах обоих иноков, можно предположить, что первопричиной этого шага была их неистовая вера в Бога.

скит в Аксайском ущелье

В 1909 году Серафима переводят в Семиречье, в город Верный, где он становится священником Успенской церкви. В те годы улицы православной столицы Русского Туркестана украшаются несколькими величественными храмами – взамен уничтоженных землетрясением 1887 года. А самый заметный – Свято-Вознесенский кафедральный собор, устоявший не только во время следующей сейсмической катастрофы 1911 года, но и переживший мрачную разнузданную эпоху тотального разрушения храмов. В годы советской власти тут располагался историко-краеведческий музей, так сочно описанный Юрием Домбровским в его «Хранителе древностей». Вскоре в Верном появляется и Феогност.

Однако шумная и суетная жизнь все более тяготит иноков, и их стремление к отшельническому уединению воплощается в ските, построенном в урочище Медео, на склоне сопки Мохнатки (там, где сейчас проходит над катком дорога к Чимбулаку). С этого времени и до самой смерти рядом с Серафимом постоянно присутствуют его духовные дочери, монахини из Иверско-Серафимовского верненского монастыря. Вместе с ними и был основан скит в Аксайском ущелье.

Задать вопрос автору