Приют вечной любви

Козы-Корпеш и Баян-Сулу

Мавзолей двух самых известных казахских влюбленных – Козы-Корпеш и Баян-Сулу на реке Аягуз – яркий пример нашего «типового» культового памятника.

Несведущему может казаться, что Казахстан необыкновенно беден культовыми памятниками. Тому виной громадная территория, по которой неравномерно размазано наследие минувших эпох. Зато и воспринимаются все эти закладки истории в казахстанских безбрежьях особенно остро, проникновенно и трогательно.

История всемирного Обаяния…

Сказание о Козы-Корпеш и Баян-Сулу – вершина степной поэзии. В основе ее сюжет о той идеальной любви, которая так возвеличивает в собственных глазах человечество и которой, быть может, в реальной жизни никто и не встречал.

Нужно сказать, что само сказание – не эндемично для казахских степей. Имена Козы-Корпеш и Баян-Сулу известны вот уже полторы тысячи лет, а история про них распространена на огромном участке Евразии - от Башкирии до Якутии. Но именно у казахов, с их особым положением женщин и обострённым отношением к поэтичному слову, поэма облеклась в наиболее совершенную  форму. Вернее – формы. Существует множество вариантов сказания, записанных в разных жанрах поэзии.

Не знаю – кому как, а мне всех ближе и всех милее в сказании – главная героиня. Что ни говори, но именно Баян – самый живой и самый обаятельный персонаж действа. А все прочие, даже включая сильного, пылкого, но не очень умного Козы-Корпеша - воспринимаются на её фоне второстепенными и схематичными.

Тайна тайн: Пирамида, субурган, или космический корабль?

Но сегодня мы знакомимся не с поэмой, а с её архитектурным воплощением на берегу Аягуза. А это тоже сплошная песня - для исследователей и причисляющих себя к таковым! Дело в том, что ничего подобного и похожего на этот странный мавзолей в здешних степях нет. В архитектуре мазара искушённых поражают два момента – необычная форма и необычный материал – двенадцатиметровая удлиненная пирамида  сложена из камня-плитняка.

О вдохновителях и строителях памятника и времени  его создания  ничего неизвестно (называется  промежуток – где-то между V и XVII-м столетиями), потому вокруг и вьется целый круговорот  предположений, гипотез и домыслов. Действительно, помешавшись на вульгарной египтологии, можно легко увидеть в нём, к примеру, связь с египетскими пирамидами. А для упёртого «тарелочника» легко угадать в его форме силуэт космического корабля.

Неслучайно, материалы, посвященные исследованиям странного памятника в наши дни – это в основном поэтичные и эмоциональные эссе. Но есть и более научные труды - например работа Калмыцкого института истории, в которой обосновывается гипотеза, что мавзолей  - это ни что иное, как буддийский субурган, поставленный в память умершего в 1640 году местного князька – Байбагас-хана. А легенда, связавшая памятник с именем знаменитых влюбленных появилась позже, после исчезновения ойратов и возвращения казахов.

Утраты: ядра, «бабы», реставраторы

Чокан Валиханов посетил  знаменитый памятник в 1858 году и застал рядом с ним четырёх «каменных баб». Застал и срисовал. Куда потом подевались эти изваяния, в которых многие «угадали» изображения главных героев поэмы - никому не известно. А побывавший тут годом ранее Семёнов (ещё не Тян-Шанский) с горечью отметил, что мавзолей успел пострадать от рук вандалов: «1 мая поутру в степи было уже жарко. На полдороге к Мало-Аягузскому пикету я увидел знаменитую в киргизской степи по народным легендам могилу Козы-Корпеча. Верхушка ее была, к сожалению, отстрелена ядром из пушки. Кому понадобился такой акт вандализма, я не мог узнать».

Увы, это был не первый и не последний случай покушения на целостность памятника. Потому, понять сегодня, как выглядел мавзолей изначально – так же сложно, как и постичь его изначальное назначение.  Многие серьёзные исследователи указывали, глядя на оригинальный монумент, на явную связь с язычеством канувшей тенгрианской эпохи. Но в последние времена доисламский памятник всё более и более становится похожим на типичный мазар, главный смысл которого – поклонение чьей-то святости. Ныне он поражает своей аскетичностью и … новизной. Видно - реставраторы поработали тут от души. А когда «реставрируют», не понимая изначальной сути памятника (никто, повторю, её не знает) – получается типичный новодел.

Единственное, что продолжает волновать и трогать – это два строгих белоснежных надгробья внутри самого мазара. Если даже под ними не лежат великие  влюблённые – какая разница? Чтобы поклонятся – нужно верить. А для того чтобы верить – знать наверняка вовсе не обязательно.

Как добраться

Географически точно памятник находится на 46,7° сев. широты – 78,8 ° вост. долготы. Собственно говоря, если смотреть по карте, то ничего сложного в том, чтобы добраться до мазара – нет. Совсем рядом с ним проходит железная дорога из Алма-Аты в Семипалатинск – легендарный Турксиб. Недалеко – крупный райцентр Аягуз. Это – если по карте. На самом деле, от райцентра до поселка Тансык, рядом с которым располагается памятник – около сотни километров скверной дороги. А на станции Тансык, откуда до поселка тоже с десяток вёрст, останавливаются отнюдь не все пассажирские поезда. Однако до строительства Турксиба  попасть к мазару Влюбленных было гораздо проще. Потому что почтовый тракт, связывавший Семипалатинск с Копалом и Верным проходил в те годы именно тут, рядом с мавзолеем. Благодаря этому, в своё время тут побывал и Валиханов, и Семёнов и ещё целая куча классиков исследования Казахстана.

Задать вопрос автору