Не заплутай в степи, иди на маяк!

маяк Тюбкараганской бухты

Казахстан – страна большая, все есть – и степи, и горы, и юрты, и небоскребы, и верблюды, и девушки на «Хаммерах»! И даже такие чисто морские памятники, как маяки. На Каспийском море.

Маяки на Каспии появились, быть может, еще раньше, чем это произошло в признанных центрах мореплавания, и были изначально связаны с культом огня, который исповедовали огнепоклонники-зараострийцы. Известно, что храмы (например в Баку), в которых горел вечный огонь, упорно сохранялись на этих берегах до XX века. Несмотря на то, что много веков никаких условий для существования еретических сект в жестко исламизированном регионе не было. Сколько таких сакральных маяков светилось по берегам в благодатные времена Заратуштры, можно только предполагать.

Санкт-Петербург на Тюб-Карагане

Однако оба Тюбкараганских маяка ни к каким культам отношения не имеют, а с самого начала своего существования были призваны служить чисто практическим целям – показывать путь кораблям к главной гавани в этой части Каспия. Неслучайно и появились они в те годы, когда Россия активизировала политику в Средней Азии, а Тюбкараганская бухта стала важнейшей торговой и военной гаванью главного форпоста в этой части Каспия – укрепления, заложенного еще Бековичем-Черкасским в 1716 году под именем крепости Святого Петра.

маяк Тюбкараганской бухты

Современник и сподвижник самого известного русского царя, начальник Каспийской экспедиции Александр Бекович-Черкасский, закладывая крепость на далеком и знойном берегу восточного Каспия, явно имел перед глазами любимое детище своего монаршего покровителя, строящееся на мшистых берегах Финского залива. Потому и над именем долго голову не ломал. Крепость Святого Петра – не что иное, как Санкт-Петербург, в переводе на русский. Правда, «Питер» Бековича сгинул так же, как и сам основатель, который на следующий год, отправившись на поиски мифического золота и перегороженного зловредными азиатами Узбоя, был разрублен на множество мелких кусков в столице Хивинского хана. Но город – не человек. Его можно и восстановить. Что и было сделано в 1846 году, когда на том же месте появилось укрепление Новопетровское, через десятилетие переименованное в Форт-Александровский. Именно под этим именем он известен массовым любителям истории, в основном, благодаря тому, что тут отбывал срок великий украинский поэт Тарас Шевченко (в честь которого городок позже получил свое последнее, нынешнее название – Форт-Шевченко).

Вот тогда-то и появились на берегах Тюбкараганской бухты два маяка.

Толстый и тонкий

Они во всем противоположны один другому.

Верхний маяк, установленный в 1863 году на высоком берегу Тюб-Караганского мыса, та самая изящная свеча, свет которой видно в темном море за 30 – 40 километров. Однако, скорее всего, это не первый здешний маяк. По логике, первый должен был появиться одновременно с основанием Новопетровской крепости – есть предание, что он обвалился в море вместе с частью утеса, на котором стоял. Охранная табличка, установленная при входе на территорию маяка, во всяком случае, указывает дату «1851 год».

К сожалению, как показывает практика, время не очень-то считается с такими официальными ярлыками – чем ближе подходишь к этому охраняемому объекту, тем больше следов разрушения ловит глаз. То насквозь проржавевший замок, то – целый каменный блок, вывалившийся с карниза. А между тем, Верхний Тюбкараганский маяк – это не просто башня с фонарем, а целый комплекс построек, в который входит и дом для смотрителей, и конюшня, и склад для керосина (раньше лампа была керосиновой), и колодец для воды. Все это окружено солидными стенами, так что напоминает маленькую крепость.

маяк Тюбкараганской бухты

И недаром – уединенный стратегический объект за свою долгую историю не раз терпел нападения и штурмы. Известно, что маяки были сожжены в апреле 1870 года во время Адаевского восстания на Мангышлаке. А в 1929 году Верхний маяк подвергся нападению и обстрелу басмачей…

Нижний маяк, похожий на приземистую крепостную башню, замыкает панораму бухты, вход в которую и указует. Его не сразу увидишь среди портовых построек, складов и домов Баутино. Маяк и внутри напоминает рыцарский замок – с толстыми стенами, старинными лестницами, круглыми черными печками. Время тут явно течет медленней, чем снаружи. Потемневшее дерево, пыльные подшивки советских газет, стенды с передовиками производства, которого уже давно нет. Вот готовое помещение для музея, которым вряд ли смогут похвастаться куда более морские державы, нежели Казахстан!

Светить всегда?

маяк Тюбкараганской бухты

Еще один знаменитый маяк Мангышлака находится в самом центре Актау – прямо на крыше многоэтажного дома, который был построен в то время, когда усилиями советского народа на Каспии возник город Шевченко. Как только закатывается солнце, появляется его ночной зам. Модернистский светильник начинает добродушно подмигивать стоящим на рейде кораблям, сидящим в приморских ресторанах горожанам и гуляющим по кромке прибоя влюбленным парочкам. Это подмигивание –  своего рода городская достопримечательность областного центра, под его ритм выросло уже два поколения горожан. Без него город как-то и не мыслится.

Но долго ли еще мигать маякам Мангышлака? В век эхолотов и спутниковой навигации вопрос этот вовсе не риторический. И если в один несчастный день маяки не загорятся на закате солнца, это, может быть, и ознаменует новый шаг в прогрессе, но, точно, не сделает море уютнее… 

Задать вопрос автору