Чарын для эстетов

Чарынский каньон

Самое популярное у туристов место на Чарыне – так называемая «Долина Замков». Наиболее живописное и оригинальное место Чарынских каньонов, благодаря которому и появилось навязчивое сравнение с Большим Американским каньоном реки Колорадо. Дерзкие выветренные скалы действительно напоминают в этом районе бастионы и стены средневековых замков. Но не всем.

Что за инсталляция! Автора!

Любимое занятие детей и романтически настроенных девушек – выискивать в местных скалах образы, лики, лица, личины, рожи, морды, рыла, «портрэты», хари (и прочие «кришны»). Последователи эзотерики видят в этом мордообилии проявление неких «тонких структур». Но на самом деле ничего тонкого в них нет, но структур много. Вернее – не структур, а скульптур. Такое ощущение, что это какая-то допотопная мастерская, в которой изваяны герои чужого и чуждого нам мира. Может быть – воины, павшие за неведомую первобытную идею, а может – экипаж неудачно приземлившегося инопланетного корабля.

Чарынский каньон

География и иконография ликов Долины никем толком не исследовалась. Оттого-то и возникает иллюзия, что «скульптуры» тут появляются сами собой, чудесным образом возникая на месте диких отвесов. Мистики уверены, что так оно и есть. Материалисты объясняют всё простой игрой света. Ну-ну… 

И ещё. Здесь, на дне каньона, человек (особенно, когда он один) начинает испытывать странное напряжение. И ловить себя на том, что за ним кто-то упорно наблюдает и подглядывает. Чувство не очень приятное и бодрящее. Наверное, такое испытывает лабораторная крыса, которую помещают в лабиринт и заставляют искать какой-то выход.

Чарынский каньон

Ветер, солнце и вода – предтечи современных монументалистов?

Существует старая эстетическая гипотеза, что примерами для первых архитекторов были именно формы природного рельефа. Люди, дескать, восторгались такими естественными творениями и старались в своем творчестве подражать им, как образцам.

Действительно, если вглядеться в рельеф «сухих рек», во множестве стекающих с крутых склонов Ливийской или Аравийской пустыни к Нилу, то станут понятными и знаменитые солнечные обелиски Она, и Пирамиды Гизе. А вот народы Месопотамии, лишенные на своей плоской равнине подобных зрелищ, не отличались особым архитектурным воображением и, в отличие от египтян, довольствовались непрочными и аморфными зиккуратами, от которых и дошли до нас лишь оплывшие горы глины.

Чарынский каньон

Хотя в гипотезе более поэзии, нежели науки, она объясняет тот творческий экстаз, в который впадает всяк, кто приезжает любоваться каньонами Чарына, поражающими разнообразными геологическими памятниками, созданными по архитектурному плану Природы, с помощью её проверенных монументалистов – Воды, Ветра и Солнца. Действительно, если искать аналога с человеческой деятельностью, то явление этих изысканных и вызывающих геологических форм – сродни деятельности скульптора, главная задача которого только и состоит-то в отсечении всего лишнего от выбранной глыбы.

Ясно, что многое зависит и от самого материала – именно в этом причина чарынского разнообразия. Глины, песчаники, сланцы, вулканические породы порождают весь спектр местных форм, где воображение открывает вам то египетские обелиски, то бастионы средневековых замков, то оплывшие яруса индуистских гопур, то хищные резцы манхэттенских небоскребов, то извивы китайских стен, то... да мало ли!

Это надо увидеть самому…

Задать вопрос автору