Боровое, – каким его создал Аллах

О горах Кокше (Синюхе) и их жемчужине – озере Боровое (Бурабай) – в Казахстане знают многие. Но если вы хотите познать себя и прочувствовать Боровое таким, какое оно есть на самом деле, – попытайтесь непременно побывать здесь в межсезонье. Осенью или зимой, когда здесь можно отдохнуть наедине с природой.

Пора одиноких дятлов 

Осень и зима в горах Кокше отличаются необыкновенной тишиной. Если кто и дерзает нарушать её, то это ветер или дятлы. Единственные представители пернатого мира, которые живут за счёт того же, что и телевизионные знатоки из «Что? Где? Когда?». Работают головой. Дятловый перестук в местных лесах напоминает звуки африканских тамтамов.

Безмятежное спокойствие часто нарушает неожиданно налетающий порыв ветра. Он сразу же наполняет атмосферу свистом сосен, шипением трав и мерным рокотом волн осенью или жёстким шорохом позёмки по льду зимой.

«Мёртвый сезон» в Боровом идеален для медитации. Только замыкаться нужно не на чайной чашке, а на местном воздухе. Боровым нужно дышать. Такого воздуха, как тут, нет более нигде в мире. Недаром сюда издревле приезжали ослабленные, утомлённые и чахоточные. И излечивались одним лишь местным воздухом.

А ещё?

Осенью в Боровом все пропитано грибным духом. Грибы местные по своей силе и стати соответствуют славе этого места. Осенняя прохлада вообще располагает к длинным пешим прогулкам по окрестным лесам. Восхождение на Синюху-Кокше (947 метров) в это время приятно и наверняка запомнится видами на распахнувшиеся во все стороны живописные дали.

Зима имеет массу своих преимуществ. Можно, к примеру, ходить по озёрам прямиком, от берега к берегу. Подойти и панибратски похлопать по гранитному боку остров-скалу Сфинкса-Жумбактаса. Или встать на лыжи и отправится в однодневный переход по окрестностям. Или, напротив, одевшись потеплее и закутавшись в полиэтилен, сесть с мормышкой над лункой и вытянуть из-подо льда сонного и упругого чебачка.

Кстати, о рыбе

Боровое издревле славилось воздухом, кумысом, грибами и рыбой. Ихтиологические изыскания лучше всего проводить на местном рынке, где вне сезона торговцев всего пятеро, но все равно гораздо больше, чем покупателей. По данным местного музея природы, в здешних озёрах проживает более десятка видов рыбы: два вида колюшки, щука, зеркальный карп, лещ, линь, чебак, судак и сазан.

Откуда что взялось

Объяснение 1, вовсе ненаучное:

Концентрация достопримечательностей на крохотном пятачке вокруг Борового давно волновала умы человеческие. Мне очень нравится остроумное казахское предание о появлении посреди Степи этого чуда мироздания.

Аллах, создавая Землю, почему-то обделил своим вниманием казахов. Посудите сами – кому-то и горы, и моря, и леса, а тут – одна лишь степь. При этом людям было доподлинно известно, что в мешке у Создателя набор земных чудес вовсе не иссяк – просто Всевышний никак не хочет расстаться с самым сокровенным. Пригорюнились степняки.

Но тут, как это всегда бывает (в сказках), откуда ни возьмись скачет на своём вислоухом и мудром ишаке Хасане сам Алдар-Косе. Насмешник, плут и бузотёр, но в доску свой парень! Узнавши, в чем причина уныния, Алдар-Косе вызвался помочь народному горю. Чтобы все стало по справедливости. И предложил Аллаху немножечко поразмяться и поиграть в прятушки, в пятнашки да догонялки.

Чтобы было где прятаться, неугомонный Алдар попросил простодушного Создателя для начала насыпать посередь степей небольшие горы. Так возникли синие хребты Кокшетау. Ну а уж когда наши герои разыгрались до полного самозабвения, Алдару-Косе удалось-таки проделать в мешке Аллаха небольшую дырку, из которой и высыпались на эту землю все бывшие там чудеса, о которых так горевали степняки. И озера, и скалы, и реки, и сосны, и рыба, и зверье лесное…

Объяснение 2, околонаучное:

Озеро Боровое, которое дало название всей этой «Степной Швейцарии», является как бы стержнем, на который нанизаны все прочие местные чудеса. Вообще же тут, вокруг, ещё не менее полусотни озёр. Некоторые из них (Щучье, Большое и Малое Чабачье, Жукей, Катарколь) не уступают Боровому ни размерами, ни прелестью. Ещё в недавнем прошлом все они соединялись друг с другом протоками и речушками и образовывали причудливый водный организм. Нарушение экологического баланса привело к отделению и обособлению водоёмов.

Все пространство между озёрами заполняют тут небольшие горы и сосновые леса. Дополняет же необыкновенную живописность сих мест – обилие скал и разнообразие мхов. Когда-то гранитный массив Кокшетау вполне мог быть островом, возвышающимся над огромным первобытным морем, которое тянулось отсюда до современного Ледовитого океана. Теперь он, так же гордо, возвышается над безбрежными степными пространствами. И как знать, та горькая соль, которая содержится в водах многих местных озёр, не посмертный ли это дар высохшего моря?

Памятники Любви

Боровое знаменито памятниками – теми, что созданы человеческой фантазией в соавторстве с природой. Среди самых заметных монументов Борового, несомненно, первенствует оригинальная скала Жумбактас (или, как прозвали его курортники, – Сфинкс), что торчит из воды прямо посередь живописной бухточки на северо-западном конце озера. Честно говоря, этот исписанный автографами камень больше напоминает архаичную подводную лодку эпохи палеолита. Но не в этом суть.

А суть в легенде о пленной красавице-калмычке, которая загадывала с него свои загадки домогавшимся её любви джигитам. Пока основная масса в раздумье чесала затылки, один бойкий юноша не только разгадал все, но и заодно, дабы у соперников не возникало сомнений в его достоинствах, натянул лук и сшиб орла с макушки Окжетпеса (вершины, название которой переводится «Стрелой не достанешь», – о ней дальше). А потом вообще поступил с калмычкой по-рыцарски, – подарил ей быстроногого скакуна и отпустил на родину.

Но если брать по накалу страстей, то эталоном любовных историй может стать другая легенда, воистину шекспировская драма, связанная со скалой, прозванной Настасьиной горкой. Не буду вдаваться во все перипетии, остановлюсь лишь на финале. Казахский богатырь Балуан-Шолак, жертва грязной интриги, бросает со скалы свою русскую пассию, девушку Настеньку (которую украл у отца-атамана для размена на томящихся в царских тюрьмах соратников). И сам тут же падает с утёса, сражённый выстрелом в спину. Но это ещё не все. Следующим выстрелом убитый горем отец-атаман кладёт к ногам своего сына-интригана Евграфа. А потом и сам оступается и падает в бушующие пучины озера…

Интересен и Окжетпес, дерзко красивая скала, высящаяся недалеко от Жумбактаса. Собственно, а зачем нужно было кому-то доставать стрелой до её вершины? Из одного тщеславия? Ан нет!

Всё дело в том, что там, наверху, сидел вещий орёл (не тот, которого сшиб джигит в состязаниях за калмычку, а другой). Сидел вещий орёл и вещал во все стороны правду. Чем портил жизнь степным властителям – правда-то, она всегда всем мешала управлять. А так как желающих угодить у сильных всегда хватает, стрелы летели к вершине Окжетпеса градом!

Примерно такой же случай произошёл и с вещим верблюдом, убитым Касым-ханом и обратившимся в ещё одну живописную скалу неподалёку. Скалу-верблюда. Вообще же тут, в Боровом, сколько скал, столько и историй. От того-то так значимы и значительны и без того живописные горы…

Аура, которой изначально окутаны здешние места, заражает приезжих неодолимым желанием – побывать тут ещё раз. Уверяю, для этого вовсе не обязательно дожидаться людного и шумного лета. Встреча с Боровым уместна в любое время года!

Задать вопрос автору